Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 5 июня 2020 г. N С01-507/2020 по делу N СИП-793/2019 Суд отменил решение об отказе в удовлетворении требования о признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации в качестве товарного знака и направил дело на новое рассмотрение, поскольку суд первой инстанции не обеспечил полноту исследования всех обстоятельств и доказательств по делу, которые могли бы повлиять на выводы суда о противоречии спорного обозначения общественным интересам

Резолютивная часть постановления объявлена 1 июня 2020 года.

Источник: www.garant.ru

Полный текст постановления изготовлен 5 июня 2020 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего – председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Рассомагиной Н.Л.;

судьи-докладчика Голофаева В.В. –

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Одинцова Николая Александровича (г. Йошкар-Ола, Республика Марий Эл, ОГРНИП 315121500001448) на решение Суда по интеллектуальным правам от 11.02.2020 по делу N СИП-793/2019

по заявлению индивидуального предпринимателя Одинцова Николая Александровича о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 30.07.2019 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2017751231.

В судебном заседании посредством веб-конференции информационной системы “Картотека арбитражных дел” приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Одинцова Николая Александровича – Фортунатова Д.В. (по доверенности от 04.09.2019);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности – Глоба Г.А. (по доверенности от 07.04.2019).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Одинцов Николай Александрович (далее – предприниматель, заявитель) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 30.07.2019 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2017751231.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 11.02.2020 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, предприниматель, ссылаясь на несоответствие содержащихся в решении от 11.02.2020 выводов суда установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, на неправильное применение норм материального права и нарушение норм процессуального права, просит отменить указанное решение суда, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Кассационная жалоба мотивирована необоснованностью выводов суда первой инстанции о противоречии заявленного обозначения требованиям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

В обоснование данного довода заявитель ссылается на то, что суд неверно истолковал результаты социологического исследования, отраженные в заключении Лаборатории социологической экспертизы от 27.03.2019 N 89-2019 (далее – Заключение от 27.03.2019), согласно которым респонденты не ассоциируют словосочетание “ЙОШКИН КОТ” со скульптурой в городе Йошкар-Оле, на которую сослался Роспатент в решении от 30.07.2019. Данная скульптура не известна широкому кругу лиц.

Заявитель кассационной жалобы отмечает наличие зарегистрированных товарных знаков, также представляющих собой названия памятников.

Как указывает предприниматель, ему “не понятна методика определения и отнесения к “неофициальным символам города” скульптурных композиций и обозначений тождественных их названиям”.

Кроме того, предприниматель ссылается на отсутствие у административного органа полномочий исследовать недобросовестность в его действиях.

Отзыв на кассационную жалобу Роспатентом не представлен.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам представитель предпринимателя поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней доводам.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, предприниматель 01.12.2017 подал в Роспатент заявку N 2017751231 на государственную регистрацию в качестве товарного знака обозначения “ ” в отношении товаров 21, 28, 29, 30, 32, 33-го классов и услуг 35, 38, 39, 43-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

По результатам проведения экспертизы Роспатент 29.11.2018 принял решение об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака в связи с его противоречием положениям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Данное решение было мотивировано тем, что заявленное обозначение может быть воспринято как искаженное написание словосочетания “ЁШКИН КОТ”, которое относится к бранной лексике, представляет собой выражение любой эмоции, а также ругательство, безобразие, выражение недовольства, озлобления, в связи с чем противоречит общественным интересам и принципам морали.

Предприниматель 28.03.2019 обратился в Роспатент с возражением на указанное решение административного органа, сославшись на то, что спорное обозначение не является искаженным написанием “ЁШКИН КОТ”, было образовано с помощью игры букв и не воспринимается потребителями как противоречащее общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Решением Роспатента от 30.07.2019 в удовлетворении возражения было отказано.

Роспатент пришел к выводу о том, что заявленное обозначение в силу замены в нем буквы “Ё” на сочетание букв “ЙО” носит шутливо-иронический характер и воспринимается как результат языковой игры с целью сближения его по форме с разговорно-бытовым названием города Йошкар-Олы – Йошка. Это оказывает, как отметил административный орган, существенное влияние на понимание данного выражения и позволяет сделать тот вывод, что оно не имеет какой-либо бранной коннотации и не является табуированным ни в художественной, ни в публицистической речи.

Вместе с тем Роспатент обратил внимание на то, что спорное обозначение является названием установленной 27.06.2011 у входа в Марийский государственный университет скульптурной композиции, которая представляет собой фигуру кота, расположившегося в вальяжной позе на скамейке, под ним – импровизированная газета “Голос правды”, рядом – рыбий скелет и надпись “Йошкин кот”. Авторы памятника – Сергей Яндубаев, Анатолий Ширнин и Алексей Шилов. Скульптура является даром городу Йошкар-Оле от мецената Парамонова С.В.

В связи с этим Роспатент пришел к выводу о том, что регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака будет противоречить общественным интересам, поскольку предоставление исключительного права на обозначение, ставшее символом современной Йошкар-Олы, воплощенное в малой скульптурной форме и являющееся даром городу, на имя одного лица может затронуть интересы общества и создать препятствия для деятельности неограниченного круга хозяйствующих субъектов, в том числе осуществляющих свою деятельность в городе Йошкар-Оле, что не соответствует требованиям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Не согласившись с выводами Роспатента, положенными в основу оспариваемого ненормативного правового акта, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о законности оспариваемого решения Роспатента, согласившись с его выводами.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 этого Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о полномочиях Роспатента на вынесение оспариваемого решения и о применимом законодательстве.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в указанной части президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что, приняв во внимание дату подачи заявки на регистрацию товарного знака (01.12.2017), суд первой инстанции правомерно исходил из того, что законодательством, применимым для оценки правомерности выводов Роспатента, изложенных в оспариваемом ненормативном правовом акте, являются ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее – Правила).

Согласно подпункту 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, противоречащие общественным интересам.

Данное основание является абсолютным основанием для отказа в предоставлении правовой охраны товарному знаку.

В соответствии с абзацем пятым пункта 37 Правил при рассмотрении вопроса о противоречии заявленного обозначения общественным интересам, принципам гуманности и морали учитывается, что к таким обозначениям относятся, в частности, неэтично примененная национальная и (или) государственная символика (гербы, флаги, эмблемы), антигосударственные лозунги, слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства верующих, слова, написание которых нарушает правила орфографии.

При этом перечень случаев, когда государственная регистрация товарного знака может противоречить общественным интересам, не является исчерпывающим.

Аналогичный подход отражен в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.03.2017 по делу N СИП-464/2016, от 02.05.2017 по делу N СИП-711/2016, от 12.08.2019 по делу N СИП-152/2019.

Следует также учитывать, что основание “противоречие общественным интересам, принципам гуманности и морали” включает в себя три самостоятельных основания, каждое из которых имеет значение при установлении соответствия обозначения требованиям, установленным законодательством. При проверке соответствия заявленного на регистрацию обозначения таким требованиям необходимо установить его соответствие всем основаниям, но несоблюдения требований хотя бы по одному основанию достаточно для вывода о том, что заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака.

Как отмечено в пункте 4 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявок на регистрацию товарных знаков, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39, для осуществления правильной оценки таких обозначений необходимо учитывать фактор восприятия их потребителями.

В обжалуемом решении от 11.02.2020 суд первой инстанции, поддержав позицию Роспатента, изложенную в решении от 30.07.2019, принял во внимание содержащиеся на официальном сайте города Йошкар-Олы сведения, согласно которым скульптурная композиция “Йошкин кот” является “своеобразным брендом современного города Йошкар-Олы”. С учетом этого суд пришел к выводу о том, что “скульптурная композиция “Йошкин кот” является неофициальным символом города Йошкар-Олы и связана с культурными традициями и историей данного города”, в связи с чем предоставление одному лицу исключительного права на обозначение, тождественное названию данной скульптурной композиции, может затронуть интересы общества и создать препятствия для добросовестной деятельности других хозяйствующих субъектов.

Кроме того, оценив представленное предпринимателем Заключение от 27.03.2019, суд указал, что оно подтверждает факт широкого употребления и известности в обществе спорного обозначения и не опровергает выводы Роспатента о противоречии общественным интересам предоставления исключительного права на заявленное обозначение только одному лицу.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что вышеуказанные выводы суда нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они сделаны с нарушением норм материального права, повлекшим неполное исследование обстоятельств дела, и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Гражданское законодательство запрещает использование в товарных знаках официальной символики (пункт 2 статьи 1483, статья 1231.1 ГК РФ). В то же время в отношении неофициальной символики подобный запрет отсутствует.

Кроме того, ГК РФ содержит нормы, запрещающие использование в товарных знаках объектов авторского права (подпункт 1 пункта 9 статьи 1483 Кодекса). В рассматриваемом случае данные нормы не применялись, поскольку в силу положений пункта 1 статьи 1499 ГК РФ Роспатент не осуществляет проверку, заявленного в качестве товарного знака обозначения на соответствие требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 данного Кодекса.

В отсутствие правовых норм, на основании которых был бы возможен отказ в регистрации спорного обозначения в качестве товарного знака, Роспатент посчитал возможным применение нормы подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Суд первой инстанции поддержал позицию административного органа.

Между тем судом не учтено следующее.

Ссылаясь в обоснование вывода о противоречии заявленного обозначения общественным интересам на то, что оно представляет собой неофициальный символ города, суд первой инстанции не учел положения пункта 37 Правил и не исследовал, в силу каких конкретных обстоятельств регистрация данного обозначения посягает на эти общественные интересы.

Из решения суда не усматривается какое-либо обоснование вывода о том, что регистрация данного обозначения в качестве товарного знака может создать препятствия для добросовестной деятельности других хозяйствующих субъектов. В решении суда не указано, какие именно препятствия в данном случае суд имеет в виду и считает возможными.

При этом, признавая заявленное обозначение неофициальным символом города Йошкар-Олы, суд не учел результаты представленного в материалы дела Заключения от 27.03.2019, согласно которым, как указал суд в обжалуемом решении, только 7% опрошенных ассоциируют спорное обозначение со скульптурой, в то время как 67% воспринимают его как фразу из мультфильма или фильма, а 98% считают, что это шутливое выражение досады, огорчения, негодования или разочарования.

Суд не исследовал и не установил, какие именно культурные традиции и исторические факты, наличие которых упоминается в обжалуемом решении, обусловливают отнесение спорного обозначения к числу “неофициальных символов” города, а также не обосновал, по какой причине это может подтверждаться указанием, что скульптура является “своеобразным брендом современного города Йошкар-Олы”, содержащимся в публикации на сайте http://i-ola.ru.

Суд не принял во внимание то, что само по себе наличие упомянутой скульптурной композиции не является основанием для применения положений подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Те или иные выводы о возможности применения данной нормы должны быть основаны на исследовании соответствующих ассоциаций, возникающих у потребителей, характера восприятия ими спорного обозначения, что судом первой инстанции сделано не было.

Кроме того, факт широкого употребления и известности в обществе спорного обозначения, на который указал суд первой инстанции, еще не означает противоречия общественным интересам в отсутствие выводов об определенном характере восприятия этого обозначения.

Таким образом, при разрешении данного спора суд первой инстанции не обеспечил полноту исследования всех обстоятельств и доказательств по делу, которые могли бы повлиять на выводы суда о противоречии спорного обозначения положениям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Президиум Суда по интеллектуальным правам также считает возможным согласиться с позицией заявителя кассационной жалобы о том, что норма подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не предполагает оценку Роспатентом добросовестности заявителя. При этом отсутствие компетенции Роспатента по оценке добросовестности заявителя не означает возможность административного органа искусственно расширять основания для отказа в регистрации товарного знака, которые он вправе применить.

С учетом того что допущенные судом первой инстанции несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение норм материального права привели к принятию неверного решения, оно не может быть признано законным и подлежит отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку для принятия законного и обоснованного решения требуются исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, предусмотренные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит устранить указанные недостатки, исследовать и оценить существенные для правильного рассмотрения дела и входящие в предмет доказывания обстоятельства, дать оценку всем доводам и возражениям лиц, участвующих в деле, в том числе проверить, подтверждается ли вывод Роспатента о противоречии общественным интересам обозначения по заявке N 2017751231, результаты такой оценки изложить в судебном акте и принять мотивированное и обоснованное решение в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Статьей 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что основания и порядок возврата государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

На основании подпункта 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) при подаче кассационной жалобы на решение арбитражного суда государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 333.21 НК РФ при подаче заявления о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными размер государственной пошлины составляет 300 рублей для физических лиц.

Таким образом, государственная пошлина, подлежащая уплате за рассмотрение кассационной жалобы, составляет 150 рублей.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 333.40 НК РФ уплаченная государственная пошлина в большем размере, чем это предусмотрено законом, подлежит возврату.

Поскольку фактически предпринимателем при подаче кассационной жалобы государственная пошлина уплачена в размере 1 500 рублей по платежному поручению от 07.04.2020 N 78, излишне уплаченная государственная пошлина в размере 1 350 рублей подлежит возврату из федерального бюджета на основании статьи 333.40 НК РФ.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 11.02.2020 по делу N СИП-793/2019 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Возвратить индивидуальному предпринимателю Одинцову Николаю Александровичу 1 350 (Одну тысячу триста пятьдесят) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 07.04.2020 N 78 при подаче кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Добавить комментарий

Закрыть меню