Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 мая 2020 г. N Ф07-60/20 по делу N А42-8336/2017

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Родина Ю.А., судей Александровой Е.Н., Соколовой С.В.,

при участии от публичного акционерного общества “Мурманский траловый флот” Шишкиной Я.В. (доверенность от 08.05.2020 N 039/МТФ/2020), Гершаника А.А. (доверенность от 08.05.2020 N 040/МТФ/2020),

рассмотрев 21.05.2020 в открытом судебном заседании кассационные жалобы публичного акционерного общества “Мурманский траловый флот” и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Мурманской области на решение Арбитражного суда Мурманской области от 15.10.2019 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2019 по делу N А42-8336/2017,

установил:

Публичное акционерное общество “Мурманский траловый флот”, адрес: 183038, г. Мурманск, ул. Шмидта, д. 43, ОГРН 1025100833966, ИНН 5100000010 (далее – Общество), обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области (после смены наименования Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 9 по Мурманской области), адрес: 183038, г. Мурманск, Комсомольская ул., д. 2, ОГРН 1045100220505, ИНН 5199000017 (далее – Инспекция), от 09.06.2017 N 5 в части:

– доначисления 6 730 926 руб. налога на добавленную стоимость (далее – НДС), начисления соответствующих сумм пеней и штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), по эпизоду, изложенному в пункте 2.1.1 мотивировочной части решения налогового органа;

– доначисления 693 298 руб. НДС, начисления пеней и штрафа по эпизоду, приведенному в пункте 2.1.2 мотивировочной части решения налогового органа;

– доначисления 1 420 690 руб. НДС, начисления пеней и штрафа по эпизоду, связанному с признанием неправомерным включение налогоплательщиком в состав налоговых вычетов сумм налога по счетам-фактурам, выставленным обществом с ограниченной ответственностью (далее – ООО) “Сбербанк Инвестиции”, в доле, приходящейся на облагаемый НДС оборот (пункт 2.1.3 мотивировочной части решения налогового органа);

– предложения удержать и перечислить в бюджет 3498 руб. налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ), начисления пеней и штрафа по статье 123 НК РФ по эпизоду, касающемуся невключения в налоговую базу дохода сотрудников в виде экономической выгоды, полученной в связи со списанием Обществом по истечении срока исковой давности дебиторской задолженности в виде излишне выплаченной работникам заработной платы и долга за судовую лавочку в сумме 26 900 руб. 42 коп. (пункт 2.2.2 мотивировочной части решения налогового органа);

– предложения удержать и перечислить в бюджет 22 085 руб. НДФЛ, начисления пеней и штрафа по эпизоду, связанному с невключением в налогооблагаемый доход суммы превышения установленной законодательством Российской Федерации компенсации по оплате льготного проезда к месту отдыха в размере 169 902 руб. 11 коп. (пункт 2.2.3 мотивировочной части решения налогового органа);

– доначисления налога на прибыль организаций (далее – налог на прибыль), начисления соответствующих сумм пеней и штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ, по эпизоду завышения расходов на стоимость безвозмездно переданной рыбопродукции и расходов, связанных с такой передачей, в сумме 11 174 092 руб. (пункт 2.3.1 мотивировочной части решения налогового органа);

– доначисления налога на прибыль, начисления пеней и штрафа по эпизоду, связанному с включением налогоплательщиком в состав расходов 21 690 553 руб. затрат по консультационным услугам, оказанным ООО “Сбербанк Инвестиции” (пункт 2.3.2 мотивировочной части решения налогового органа);

– доначисления налога на прибыль, начисления пеней и штрафа по эпизоду, касающемуся включения налогоплательщиком в состав расходов 2 483 609 руб. затрат по услугам, оказанным ООО “Сбербанк Инвестиции”, в доле, приходящейся на операции, необлагаемые НДС (пункт 2.3.3 мотивировочной части решения);

– доначисления налога на прибыль, начисления пеней и штрафа по эпизоду завышения на 292 100 руб. расходов, учитываемых для целей налогообложения прибыли, в результате неправомерного включения в их состав затрат, связанных с приобретением ценных бумаг у физического лица (пункт 2.3.4 мотивировочной части решения налогового органа);

– уменьшения убытка по налогу на прибыль за 2013 год ввиду неправомерно включения в состав расходов суммы возмещения работникам затрат по проезду к месту отдыха и обратно в размере 169 902 руб. (пункт 2.3.7 мотивировочной части решения налогового органа);

– привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде взыскания 1 114 666 руб. штрафа ввиду несоблюдения Обществом условий освобождения от ответственности, предусмотренных пунктом 4 статьи 81 НК РФ, при представлении в ходе проверки уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2014 год;

– привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 НК РФ, в виде взыскания 1400 руб. за непредставление сведений о выплаченных доходах и удержанных сумм НДФЛ в виде 7 справок 2-НДФЛ;

– доначисления 549 588 руб. сбора за пользование водными биологическими ресурсами, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Определением суда первой инстанции от 31.01.2019 к участию в деле в качестве соответчика привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по городу Мурманску, адрес: 183038, г. Мурманск, Комсомольская ул., д. 4, ОГРН 1045100223850, ИНН 5190100360 (далее – Инспекция по г. Мурманску).

До разрешения спора по существу Общество в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) отказалось от требований в части признания недействительным решения Инспекции по эпизодам, приведенным в пунктах 2.2.3, 2.3.7. Отказ принят судом первой инстанции, производство по делу по указанным требованиям Общества прекращено.

В остальной части решением суда первой инстанции от 15.10.2019 заявленные Обществом требования удовлетворены частично. Суд признал недействительным решение Инспекции в части доначисления 1 420 690 руб. НДС, начисления пеней и штрафа по эпизоду, связанному с включением налогоплательщиком в состав налоговых вычетов сумм налога по счетам-фактурам, выставленным ООО “Сбербанк Инвестиции”, в доле, приходящейся на облагаемый НДС оборот, доначисления налога на прибыль, начисления пеней и штрафа по эпизодам, связанным с включением налогоплательщиком в состав расходов 21 690 553 руб. затрат по консультационным услугам, оказанным ООО “Сбербанк Инвестиции”, и 2 483 609 руб. затрат по услугам данной организации в доле, приходящейся на операции, необлагаемые НДС, по эпизоду завышения расходов на стоимость безвозмездно переданной рыбопродукции и расходов, связанных с такой передачей, в сумме 11 174 092 руб., и эпизоду завышения на 292 100 руб. расходов в результате неправомерного включения в их состав затрат, связанных с приобретением ценных бумаг у физического лица, а также в части привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, в виде взыскания штрафа в размере, превышающем 557 333 руб. (пункт 2.3.8 мотивировочной части решения налогового органа). В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением апелляционного суда от 23.12.2019 решение от 15.10.2019 изменено, признано недействительным решение налогового органа в части доначисления 6 730 926 руб. НДС, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа (пункт 2.1 мотивировочной части решения Инспекции), доначисления 1 420 690 руб. НДС, начисления пеней и штрафа, доначисления налога на прибыль, начисления пеней и штрафа по эпизодам, связанным с включением налогоплательщиком в состав расходов 21 690 553 руб. затрат по консультационным услугам, оказанным ООО “Сбербанк Инвестиции”, и 2 483 609 руб. затрат по услугам, оказанным данной организацией, в доле, приходящейся на операции, не облагаемые НДС, по эпизоду завышения расходов на 11 466 192 руб. (пункты 2.3.1, 2.3.4 мотивировочной части решения Инспекции), а также в части привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, в виде взыскания штрафа в размере, превышающем 557 333 руб. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, просит отменить решение от 15.10.2019 и постановление от 23.12.2019 в части отказа в признании недействительным решения налогового органа о доначислении 693 298 руб. НДС, начислении пеней и штрафа, а также в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде взыскания штрафа в сумме, превышающей 557 333 руб., принять по данному делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в этой части.

Податель жалобы настаивает на правомерном включении в состав налоговых вычетов НДС, предъявленного и уплаченного контрагентам в составе фрахта по услугам по переходу судов по территории Российской Федерации к месту промысла и при стоянке в российском порту под выгрузкой. При этом Общество полагает, что для целей применения пункта 2 статьи 148 НК РФ определяющее значение имеет место фактического использования судна, и, соответственно, положения этой нормы не распространяются на случаи, когда судно используется на территории Российской Федерации. Также налогоплательщик считает, что суды не учли судебную практику, согласно которой в случае, когда реализация товаров (работ, услуг) в соответствии с требованиями налогового законодательства освобождается или не подлежит обложению НДС, покупатель вправе получить налоговый вычет, если доказан факт уплаты НДС продавцом. Кроме того, Общество заявляет о необоснованности вывода судов о законности решения Инспекция в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ ввиду несоблюдения условий освобождения от ответственности, предусмотренных пунктом 4 статьи 81 НК РФ. Как указывает податель жалобы, уточненная декларация представлена в связи с исключением из состава косвенных расходов затрат по плате за объем выбранных ресурсов и за право ведения промысла и переводом их в прямые расходы. Данная корректировка не исключает спорные расходы из состава расходов, учитываемых для целей налогообложения прибыли, а лишь меняет момент их признания. Так, Общество исключило из состава косвенных расходов по налогу на прибыль за 2014 год 52 699 600 руб. 50 коп. затрат, часть этих расходов (25 099 946 руб. 30 коп.) учло в составе прямых расходов, учитываемых для целей налогообложения в 2014 году, а оставшуюся часть (27 866 654 руб. 20 коп.), приходящуюся на остаток рыбной продукции, нереализованной по состоянию на 31.12.2014, учло в составе прямых расходов по налогу на прибыль за январь, февраль 2015 года. Таким образом, подача уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2014 год помимо возникновения у налогоплательщика обязанности по доплате 5 573 331 руб. налога в бюджет привела к возникновению переплаты по налогу на прибыль за январь, февраль 2015 года в сумме 16 539 428 руб. по сроку уплаты 28.03.2015.

В отзыве на кассационную жалобу Инспекция, считая принятые судами по делу решение и постановление в оспоренной налогоплательщиком части законными и обоснованными, просит оставить их без изменения.

В своей кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное толкование судом апелляционной инстанции положений пунктов 3, 4, 4.1 статьи 170 НК РФ, просит отменить постановление от 23.12.2019 в части признания недействительным ее решения о доначислении 6 730 926 руб. НДС, начислении пеней и штрафа, оставить в силе решение суда первой инстанции от 15.10.2019 в этой части. Податель жалобы полагает, что положения подпункта 2 пункта 3 статьи 170 НК РФ относительно обязанности налогоплательщика восстановить “входной” НДС, ранее принятый к вычету, в случае дальнейшего использования товаров (работ, услуг) для осуществления операций, необлагаемых НДС, не содержит каких-либо исключений, в том числе касающихся налогоплательщиков, ведущих раздельный учет сумм НДС в момент приобретения товара (работ, услуг).

Также налоговый орган, утверждая о неполном исследовании судами фактических обстоятельств дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, просит отменить решение от 15.10.2019 и постановление от 23.12.2019 в части признания недействительным его решения о доначислении налога на прибыль, начислении пеней и штрафа по эпизодам, связанным с непринятием налоговым органом в состав расходов 11 174 092 руб. затрат (пункт 2.3.1 мотивировочной части решения) и 292 100 руб. затрат (пункт 2.3.4 мотивировочной части решения), направить дело в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Податель жалобы полагает, что расходы Общества, связанные с исполнением пункта 5 соглашений о промысле пелагических видов рыб, являются произвольными, не установлены законодательством и не соответствуют требованиям статьи 252 НК РФ. Поэтому налогоплательщик неправомерно учел в составе расходов по налогу на прибыль себестоимость рыбной продукции, переданной в виде “натурного налога” в размере 2% от улова и затраты на выгрузку, погрузку и поставку рыбы в соответствии с условиями работы в зоне для нужд местного наседания Мавритании. Не согласен налоговый орган и с выводом судов о том, что затраты в сумме 292 100 руб. понесены Обществом не в связи с осуществлением операций, связанных с приобретением у физического лица долей и акций.

В отзыве на кассационную жалобу Общества, считая решение и постановление судов в обжалуемой налоговым органом части законными и обоснованными, просит оставить их без изменения.

В судебном заседании представители Общества поддержали доводы своей кассационной жалобы, возражая против удовлетворения жалобы Инспекции.

От Инспекции и Инспекции по г. Мурманску в суд кассационной инстанции через систему подачи документов “Мой арбитр” поступили ходатайства о рассмотрении кассационной жалобы без участия их представителей.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Инспекция по результатам выездной налоговой проверки Общества, входящих в его состав филиалов за период с 01.01.2013 по 31.12.2014 составила акт от 24.04.2017 N 1 и приняла решение от 09.06.2017 N 5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением Обществу доначислено 8 844 914 руб. НДС, 7 262 009 руб. налога на прибыль и 549 588 руб. сбора за пользование водными биологическими ресурсами, начислено 4 366 975 руб. 52 коп. пеней за нарушение срока уплаты этого налога и несвоевременное перечисление НДФЛ, Общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122, статьей 123 и пунктом 1 статьи 126 НК РФ, в виде взыскания 2 862 763 руб. штрафа. Кроме того, Обществу предложено удержать и перечислить в бюджет 25 583 руб. неудержанного НДФЛ. Также налоговый орган уменьшил на 11 674 142 руб. исчисленный налогоплательщиком убыток по налогу на прибыль за 2013 год.

Управление Федеральной налоговой службы по Мурманской области решением от 18.09.2017 N 387 отменило решение налогового органа в части предложения уменьшить на 495 558 руб. исчисленный налогоплательщиком убыток по налогу на прибыль за 2013 год; в остальной части апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения.

Общество оспорило в судебном порядке решение Инспекции в части.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции.

Судом кассационной инстанции в соответствии со статьей 286 АПК РФ проверена законность принятых по делу судебных актов в пределах доводов кассационных жалоб Общества и Инспекции.

Изучив материалы дела, проверив правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалоб.

По результатам проверки Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении Обществом в состав налоговых вычетов 693 298 руб. НДС на основании счетов-фактур от 30.12.2013 N 330, от 29.12.2013 N 1418, выставленных сельскохозяйственным производственным рыболовецким колхозом “Андег” и ООО “СиФудРус” в рамках договора фрахтования судна с экипажем от 06.12.2013 N 02-12/2013 (тайм-чартер) и договора субфрахтования судна на время от 21.11.2013 (субтайм-чартер).

Как указал налоговый орган, Общество по договорам арендовало судна для осуществления добычи (вылова) водных биологических ресурсов за пределами Российской Федерации и фактически использовало арендованные суда за пределами территории Российской Федерации. В оформленных сторонами счетах-фактурах и актах оказанных услугах за аренду судов суммы за фрахт разделены на облагаемые НДС по ставке 18% (период промысла) и необлагаемые налогом (период перехода судов и стоянки в порту). Однако услуга за аренду является единой услугой и не может в период перехода судна к месту промысла и стоянки судна в порту на выгрузке рассматриваться как отдельная самостоятельная услуга, носящая вспомогательный характер по отношению к реализации основных услуг по договорам фрахтования и субфрахтования судов.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали Обществу в удовлетворении заявленных требований по рассматриваемому эпизоду.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в этой части.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

В пункте 1 статьи 171 НК РФ закреплено право налогоплательщика уменьшить общую сумму НДС на установленные данной статьей налоговые вычеты. При этом реализация данного права связана с соблюдением установленного федеральным законодателем порядка применения соответствующих налоговых вычетов, предполагающего соблюдение налогоплательщиком необходимых условий их применения.

Правом на налоговый вычет НДС, предъявленных налогоплательщику его поставщиками, как следует из пункта 2 статьи 171 НК РФ, может воспользоваться только налогоплательщик, приобретающий соответствующие товары (работы, услуги) с целью осуществления налогооблагаемой деятельности на территории Российской Федерации. Если реализация товара (работ, услуг) происходит не на территории Российской Федерации, объекта обложения НДС не возникает, в результате чего не возникает права на налоговый вычет НДС. Тем самым наступление указанных налоговых последствий для налогоплательщика зависит от определения места реализации товара, работы или услуги.

Порядок определения места реализации работ (услуг) в целях применения НДС установлен статьей 148 НК РФ.

В пункте 1 названной статьи поименованы виды работ (услуг), местом реализации которых в целях главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации при наличии указанных в этом законоположении условий является территория Российской Федерации.

Как определено абзацем 1 пункта 2 статьи 148 НК РФ, местом осуществления деятельности организации или индивидуального предпринимателя, выполняющих виды работ (оказывающих виды услуг), не предусмотренных подпунктами 1 – 4.1 пункта 1 данной статьи, считается территория Российской Федерации в случае фактического присутствия этой организации или индивидуального предпринимателя на территории Российской Федерации на основе государственной регистрации, а при ее отсутствии – на основании места, указанного в учредительных документах организации, либо места жительства индивидуального предпринимателя.

При этом, исходя из абзаца 2 пункта 2 статьи 148 НК РФ, в целях главы 21 данного Кодекса местом осуществления деятельности организации или индивидуального предпринимателя, которые предоставляют в пользование воздушные суда, морские суда или суда внутреннего плавания по договору аренды (фрахтования на время) с экипажем, не признается территория Российской Федерации, если указанные суда используются за пределами территории Российской Федерации для добычи (вылова) водных биологических ресурсов и (или) научно-исследовательских целей либо перевозок между пунктами, находящимися за пределами территории Российской Федерации.

Указанным абзацем установлено исключение из правила, предусмотренного абзацем 1 пункта 2 статьи 148 НК РФ.

Как установлено судами из анализа договоров фрахтования и субфрахтования судов, предметом этих договоров является предоставление судовладельцами фрахтователю во временное пользование, включая техническую эксплуатацию и управление, судов с целью осуществления промышленного коммерческого рыболовства за пределами Российской Федерации.

Заявителем не оспаривается, что результатом сделки между ним и контрагентами стала возможность использования арендованных судов с экипажем для добычи (вылова) водных биологических ресурсов за пределами Российской Федерации. Переход судов к месту промысла и стоянка в порту под выгрузкой неразрывно связаны с арендой судна (фрахтованием на время) с экипажем, налогообложение которой осуществляется по правилам абзаца 2 пункта 2 статьи 148 НК РФ.

Таким образом, та часть услуг, которая, как заявляет Общество, связана с использованием судов на территории Российской Федерации, не носит самостоятельного характера, является составной частью услуги по аренде судов с целью осуществления коммерческого рыболовства за пределами Российской Федерации.

Также суды обоснованно отметили, что даже в случае, если рассматривать спорные услуги в качестве одной из составляющих услуг по аренде судов, то они для целей налогообложения являются вспомогательными в силу пункта 3 статьи 148 НК РФ. Согласно данной норме, если реализация работ (услуг) носит вспомогательный характер по отношению к реализации основных работ (услуг), местом такой вспомогательной реализации признается место реализации основных услуг.

Поскольку в данном случае основные услуги (фрахтование судов с экипажем) были связаны с использованием судов за пределами территории Российской Федерации для добычи (вылова) водных биологических ресурсов, то и местом реализации услуг по переходу судов к месту промысла и при стоянке в порту под выгрузкой не может быть признана Российская Федерация.

Довод подателя жалобы о возникновении у него права на применение налоговых вычетов, мотивированный тем, что контрагенты выставляли счета-фактуры с выделенной суммой налога и исполняли предусмотренную подпунктом 2 пункта 5 статьи 173 НК РФ обязанность по перечислению налога в бюджет, получил надлежащую оценку со стороны судов.

Вывод судов об отсутствии у Общества права на вычет сумм НДС не противоречит правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 03.06.2014 N 17-П. В силу положений налогового законодательства территория Российской Федерации изначально не признается местом реализации услуг по предоставлению в пользование морского судна по договору фрахтования на время с экипажем в целях добычи (вылова) водных биологических ресурсов. В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 170, пунктом 2 статьи 172 НК РФ это исключает возможность применения налоговых вычетов в отношении спорных услуг вне зависимости от факта уплаты налога контрагентами.

Приведенные Обществом в кассационной жалобе доводы направлены на иное толкование положений налогового законодательства и иную оценку доказательств и установленных судами фактических обстоятельств дела, что не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Суды первой и апелляционной инстанций полно и объективно исследовали все фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спорного эпизода, нормы материального права применены ими правильно, нарушений норм процессуального права не установлено.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены или изменения решения и постановления по данному эпизоду, в силу чего кассационная жалоба Общества не подлежит удовлетворению.

По итогам выездной проверки Инспекцией признано наличие оснований для привлечения Общества к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ ввиду несоблюдения заявителем условий освобождения от ответственности, предусмотренных пунктом 4 статьи 81 НК РФ. Обществу начислен штраф по пункту 1 статьи 122 НК РФ в сумме 1 114 666 руб. (5 573 331 руб. х 20%).

В силу пункта 1 статьи 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в налоговый орган налоговой декларации факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые изменения в налоговую декларацию и представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию в порядке, установленном настоящей статьей.

Согласно подпункту 1 пункта 4 статьи 81 НК РФ, если уточненная налоговая декларация представляется в налоговый орган после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности в случае представления уточненной налоговой декларации до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога, либо о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период, при условии, что до представления уточненной налоговой декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени.

Как указал налоговый орган, действия по корректировке налоговых обязательств (подача уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2014 год) совершены Обществом после назначения проверки и установления налоговым органом занижения налоговой базы по налогу на прибыль. В связи с уменьшением косвенных расходов (исключение из их состава плата за ведение промысла и за объем выбранных ресурсов) и отнесением части спорных затрат в состав прямых расходов (устранение выявленного в ходе проверки нарушения) к доплате в бюджет по уточненной налоговой декларации от 02.03.2017 налогоплательщиком исчислено 5 573 331 руб.

Суды признали правомерным привлечение Общества к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ. Однако, приняв во внимание положения статей 112, 114 НК РФ, правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированную в постановлении от 30.07.2001 N 13-П, суды уменьшили сумму штрафа до 557 333 руб.

Довод подателя жалобы о том, что корректировка им налоговых обязательств (переквалификация спорных затрат из косвенных расходов в прямые) не только привела к доплате в бюджет налога на прибыль за 2014 год, но и к переплате по этому налогу за январь, февраль 2015 года (по сроку уплаты 28.03.2015), в связи с чем начисление штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ является неправомерным, был предметом рассмотрения судов и отклонен.

В соответствии с частью 1 статьи 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

В пункте 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 “О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации” (далее – постановление N 57) разъяснено, что занижение налоговой базы, иное неправильное исчисление налога или другие неправомерные действия (бездействие) налогоплательщика образуют состав предусмотренного данной нормой правонарушения лишь в том случае, если такие действия (бездействие) привели к неуплате или неполной уплате сумм налога, то есть к возникновению задолженности по этому налогу.

Судам надлежит исходить из того, что по смыслу взаимосвязанных положений статей 78 и 79 НК РФ занижение суммы конкретного налога по итогам определенного налогового периода не приводит к возникновению у налогоплательщика задолженности по этому налогу, в связи с чем не влечет применения ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ, в случае одновременного соблюдения следующих условий:

– на дату окончания установленного законодательством срока уплаты налога за налоговый период, за который налоговым органом начисляется недоимка, у налогоплательщика имелась переплата сумм того же налога, что и заниженный налог, в размере, превышающем или равном размеру заниженной суммы налога;

– на момент вынесения налоговым органом решения по результатам налоговой проверки эти суммы не были зачтены в счет иных задолженностей налогоплательщика.

Как установлено судами и не опровергнуто заявителем, по данным карточки расчетов налогоплательщика с бюджетом по состоянию на 30.03.2015 у Общества числилась недоимка по налогу на прибыль в сумме 29 179 979 руб.

Данная недоимка образовалась с учетом всех поданных Обществом уточненных налоговых деклараций по состоянию на 18.07.2014, после осуществления налоговым органом возврата по заявлению налогоплательщика от 14.07.2014 переплаты по налогу на прибыль, возникшей в связи с представлением уточненной налоговой декларации за февраль 2014 года. При этом суды отметили, что подача Обществом уточненных налоговых деклараций по налогу на прибыль за январь, февраль 2015 года с уменьшением на 16 539 428 руб. налога не повлияла на наличие недоимки по налогу по состоянию на 30.03.2015.

Таким образом, учитывая позицию, изложенную в пункте 20 постановления N 57, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что наличие у Общества недоимки по налогу на прибыль образует состав правонарушения по пункту 1 статьи 122 НК РФ. Данное обстоятельство свидетельствует о законности решения Инспекции в части привлечения налогоплательщика к ответственности в виде взыскания штрафа в соответствующем размере, приходящемся на налог на прибыль в сумме 5 573 331 руб., исчисленный самим налогоплательщиком к доплате по уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2014 год.

Аргументы Общества относительно недостаточного снижения судами размера наложенного оспариваемым решением штрафа кассационная инстанция считает неосновательными.

Данные доводы не могут быть признаны основанием для отмены решения и постановления, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм материального или процессуального права.

Уменьшение судом размера взыскиваемого штрафа в соответствии с положениями статей 112, 114 НК РФ при наличии смягчающих ответственность обстоятельств является правом, а не обязанностью суда и возможность применения таких обстоятельств для определения правомерности размера штрафа устанавливается судом исходя из оценки фактических обстоятельств правонарушения.

Суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы материального и процессуального права, их выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

С учетом изложенного кассационный суд не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, поэтому жалоба Общества удовлетворению не подлежит.

В ходе проверки Инспекция пришла к выводу о нарушении налогоплательщиком подпункта 2 пункта 3 статьи 170 НК РФ, поскольку Общество не произвело корректировку своих налоговых обязанностей и не восстановило суммы НДС, ранее принятые к вычету по приобретенным у контрагентов нефтепродуктам, таре, этикетам, тралам, спецодежде, иным товарно-материальным ценностям для судов, в период их передачи и использования в производственной деятельности, необлагаемой НДС. Данное нарушение, по мнению Инспекции, привело к занижению на 6 730 926 руб. суммы налога, подлежащей уплате в бюджет за II-IV кварталы 2013, I-III кварталы 2014 года (2.1.1 мотивировочной части решения налогового органа).

Инспекция установила, что Общество в налоговых декларациях за I, II, IV кварталы 2013, I квартал 2014 года (период принятия к учету товара) включило в состав налоговых вычетов НДС по приобретенным у поставщиков нефтепродуктам, таре, этикетам, тралам, спецодежде, иным товарно-материальным ценностям, который распределило в соответствии с учетной политикой. Исходя из положений учетной политики Общество для распределения “входного” НДС применило пропорции того периода (квартала), в котором приобретенные товары приняты к учету. Однако согласно топливным отчетам, актам на списание материальных ценностей, оборотно-сальдовым ведомостям по бухгалтерскому счету 10 “Материалы” фактически Общество передало в производство и израсходовало спорные товары в II-IV кварталах 2013, I-III кварталах 2014 года. Товары использованы для осуществления операций по реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых не признается территория Российской Федерации, т.е. необлагаемых НДС.

По мнению налогового органа, Общество обязано восстановить НДС по приобретенным товарам в период их использования в части, превышающей сумму, ранее принятую к вычету, поскольку в II-IV кварталах 2013, I-III кварталах 2014 года доля необлагаемых операций превышает значение доли, рассчитанной в период их приобретения и принятия сумм НДС к вычету.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Общества по данному эпизоду, признав обоснованным вывод Инспекции о том, что Обществом не исполнена обязанность, предусмотренная подпунктом 2 пункта 3 статьи 170 НК РФ, по восстановлению сумм НДС, ранее принятых к вычету, в период использования товара в операциях, необлагаемых НДС.

Апелляционный суд отменил решение в указанной части и удовлетворил требования налогоплательщика по рассматриваемому эпизоду.

Кассационная инстанция считает, что апелляционный суд, признавая недействительным решение Инспекции в спорной части, обоснованно исходил из следующего.

Как установлено пунктом 2 статьи 171 НК РФ, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

В случаях приобретения товаров (работ, услуг), в том числе основных средств, используемых для операций по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг), не подлежащих налогообложению, суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), учитываются в их стоимости (подпункт 1 пункта 2 статьи 170 НК РФ).

Несовпадение предполагаемого использования товаров (работ, услуг) на момент применения налоговых вычетов и фактического способа распоряжения товарами, результатами работ и оказанных услуг в той мере, в какой это свидетельствует о нарушении установленного пункта 2 статьи 171 НК РФ условия вычета, может влечь за собой необходимость последующей корректировки заявленных вычетов.

В целях такой корректировки положениями подпункта 2 пункта 3 статьи 170 НК РФ предусмотрено восстановление принятых к вычету сумм налога, если приобретенные товары (работы, услуги), в том числе основные средства, в дальнейшем начинают использоваться для осуществления операций, указанных в пункте 2 статьи 170 НК РФ, не влекущих необходимость исчисления и уплаты НДС при их совершении.

Исходя из приведенных положений статьи 170 НК РФ, если приобретенные товары (работы, услуги) после их приобретения и получения вычета используются в дальнейшем налогоплательщиком для осуществления операций, необлагаемых НДС, то суммы предъявленного к вычету НДС подлежат восстановлению в периоде начала использования товаров (работ, услуг) в указанных операциях.

В рассматриваемом случае материалами дела подтверждается, судом установлено и налоговым органом не оспаривается, что в проверяемом периоде Общество осуществляло как операции, подлежащие обложению НДС, так и не облагаемые НДС.

Пунктом 4 статьи 170 НК РФ предусмотрены правила, которые касаются налогоплательщиков, осуществляющих одновременно как облагаемые, так и освобождаемые от налогообложения операции.

Этой категорией налогоплательщиков суммы НДС, предъявленные по товарам (работам, услугам), имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых, так и освобождаемых от налогообложения операций, принимаются к вычету, либо учитываются в их стоимости в той пропорции, в которой они используются для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), в порядке, установленном принятой налогоплательщиком учетной политикой для целей налогообложения.

При этом для целей правильного исчисления НДС пункт 4 статьи 170 НК РФ предусмотрел требование к налогоплательщику о ведении раздельного учета сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), используемым для осуществления облагаемых налогом операций и освобожденных от налогообложения.

Материалами дела подтверждается и Инспекцией не оспаривается, что Общество в 2013, 2014 годах вело раздельный учет сумм НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых НДС, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций. Предъявленные поставщиками товаров (работ, услуг) суммы НДС в момент приобретения и принятия к учету Общество распределило между облагаемыми и не облагаемыми налогом операциями в соответствии с пропорцией, указанной в пункте 4 статьи 170 НК РФ.

Каких-либо возражений относительно составленного Обществом расчета суммы НДС по приобретенным товарам (работам, услугам) при осуществлении облагаемых и не облагаемых налогом операций, доводов о несоответствии примененной налогоплательщиком методики определения пропорции положениям пункта 4 статьи 170 НК РФ Инспекция ни в ходе проверки, ни в ходе судебного разбирательства не заявляла.

Выводы налогового органа, положенные в обоснование доначисления налога, основаны на том, что несмотря на то, что Общество вело раздельный учет товаров в момент их приобретения и постановки на учет, определяло сумму “входного” НДС, подлежащего вычету в соответствии с пропорцией по удельным показателям, относящимся к периодам принятия к учету товаров, оно обязано в период фактической передачи и использования товаров в деятельности, необлагаемой НДС, восстановить ранее принятый к вычету НДС.

Однако в данном случае “входной” НДС был принят к вычету в соответствии с пропорцией, указанной в пункте 4 статьи 170 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорном периоде), из которого необходимость восстановления НДС не следует.

Из содержания оспариваемого решения налогового органа усматривается, что фактически все аргументы Инспекции о наличии у Общества обязанности восстановить НДС, ранее правомерно принятого к вычету, касаются того, что в период использования товаров доля необлагаемых НДС операций превышает значение доли, рассчитанной в период приобретения и принятия к учету товаров.

Вместе с тем данные доводы налогового органа направлены на оспаривание учетной политики Общества, в соответствии с которой раздельный учет сумм “входного” НДС по приобретенным товарам (работам, услугам) ведется в момент их приобретения и постановки на учет.

Документально закрепленная Обществом методика определения размера НДС по приобретенным товарам (работам, услугам) для осуществления облагаемых и не облагаемых налогом операций с учетом пропорции того налогового периода (квартала), в котором приобретенные товарно-материальные ценности приняты к учету, не противоречит положениям пункта 4 статьи 170 НК РФ.

На основании изложенного следует признать, что вывод апелляционного суда о неправомерном доначислении 6 730 926 руб. НДС, начислении пеней и штрафа по рассматриваемому эпизоду основан на правильном применении норм налогового законодательства.

Все доводы жалобы Инспекции по рассмотренному эпизоду получили полную и объективную оценку суда апелляционной инстанции на основании имеющихся в материалах дела доказательств, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для иной их оценки.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция не усматривает нарушения апелляционным судом норм материального и процессуального права при рассмотрении данного эпизода, в связи с чем оснований для отмены обжалуемого постановления и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Согласно пункту 2.3.1 мотивировочной части решения Инспекция признала завышенными налогоплательщиком на 11 174 092 руб. прямые и косвенные расходы по налогу на прибыль ввиду учета для целей налогообложения стоимости безвозмездно переданной рыбной продукции и затрат по выгрузке, доставке, и поставке в соответствии с условиями работы в зоне для нужд местного значения населения государства Мавритании.

Инспекцией установлено, что между Министерством рыболовства и морского хозяйства Мавритании (далее – Министерство) и Обществом были заключены соглашения о промысле пеларгических видов рыб. По условиям данных соглашений Общество обязалось передать в пользу государства Мавритании 2% улова, который будет направлен на поддержку национальной политики распределения рыбы нуждающимся. Указанное количество рыбы после каждой перегрузки или выгрузки передается Обществом на причале порта Нуадибу органу, уполномоченному вести сбор. Все расходы по этой операции несет Общество. Как указала Инспекция, Общество передало часть улова государству Мавритания безвозмездно, однако себестоимость данной рыбной продукции в нарушение требований статьи 270 НК РФ учло в составе прямых расходов и включило в состав расходов для целей налогообложения прибыли за 2014 год.

По мнению налогового органа, себестоимость переданной безвозмездно рыбной продукции возможно включить в состав расходов для целей налогообложения только в случае, если такая обязанность налогоплательщика предусмотрена законодательством. В рассматриваемом случае в рамках заключенных между Российской Федерацией и государством Мавритания соглашений “натуральный налог” в виде 2% от улова не предусмотрен. Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Мавритании о сотрудничестве в области морского рыболовства и рыбного хозяйства от 12.05.2003 не установлено участие Российской Федерации в осуществлении национальной политики Исламской Республики Мавритании по распространению рыбы среди нуждающегося населения.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования Общества по рассматриваемому эпизоду.

Приведенные Инспекцией в кассационной жалобе доводы выводы судов не опровергают, не подтверждают неправильного применения норм материального права и не являются достаточным основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ для российских организаций объектом налогообложения по налогу на прибыль признается полученная ими прибыль, определяемая как доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Как указано в пункте 1 статьи 252 НК РФ, налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов – обоснованных и документально подтвержденных затрат. Под обоснованными расходами при этом понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Критерий экономической обоснованности расходов не предусматривает оценку понесенных налогоплательщиком затрат с точки зрения целесообразности, рациональности и эффективности их осуществления. В то же время экономическая оправданность затрат предполагает, что они понесены налогоплательщиком в его собственных интересах.

Как установлено судами, соглашениями о промысле пеларгических видов рыб N 2013/20, 2014/002, 2014/003 определена обязанность Мавритании предоставить Обществу квоты на вылов пелагических видов рыб. Общество в свою очередь обязалось в счет предоставленного права на промысел в исключительной экономической зоне Мавритании в том числе передать 2% от общего улова в пользу государства Мавритания в лице Министерства, уполномоченного вести сбор. Расходы по осуществлению операций по перегрузке и выгрузке рыбы при этом возлагаются на Общество (пункт 5 соглашений).

Кроме того, в приложении N 2 к соглашениям предусмотрено, что в случае непередачи Министерству по окончании действия лицензий остатков улова Общество должно уплатить сумму в размере 500 евро за каждую не переданную Мавритании тонну рыбы, указанные денежные средства выплачиваются в пользу Министерства.

Согласно пункту 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) обязательство прекращается в результате надлежащего исполнения. Пункт 1 статьи 328 ГК РФ устанавливает, что встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств.

Истолковав условия соглашений и приложения N 2 с учетом положений статьи 431 ГК РФ, суды пришли к обоснованному выводу, что исполнение Обществом обязанности по передаче 2% улова (или уплата 500 евро за тонну не переданной рыбы) является встречным исполнением к исполнению Мавританией обязательства по предоставлению заявителю права на вылов в исключительной экономической зоне Мавритании пелагических видов рыб в объеме, определенном соглашениями и выданными лицензиями.

При этом суды приняли во внимание, что из штурманских расписок и выданных Министерством квитанций об оплате в натуре, передача рыбы Обществом производилась именно Министерству, а не населению Мавритании, в счет встречного исполнения принятого обязательства по предоставлению доступа к добыче водных биологических ресурсов в исключительной экономической зоне Мавритании.

На основании изложенного суды отклонили довод налогового органа о передаче рыбы населению Мавритании а, значит, и о безвозмездном характере заключенных между налогоплательщиком и Мавританией соглашений, признав его основанным на ошибочном толковании положений заключенных соглашений и без учета характера взаимоотношений сторон.

Также суды отметили, что последующее предполагаемое безвозмездное распределение Мавританией рыбы своему населению не имеет правового значения, поскольку это перераспределение улова не изменяет возмездный характер взаимоотношений между Обществом и Мавританией в лице Министерства.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция считает обоснованным вывод судов об отсутствии нарушения со стороны Общества положений статьи 270 НК РФ и правомерном отнесении в состав расходов при исчислении налога на прибыль за 2014 год затрат в сумме 11 174 092 руб.

В статье 286 АПК РФ установлено правило, отражающее специфику полномочий кассационной инстанции и заключающееся в проверке законности судебных актов с точки зрения материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами норм права в конкретном деле применительно к фактическим обстоятельствам спора, установленным судами при рассмотрении дела в первой и апелляционной инстанциях.

Обжалуемые судебные акты соответствуют нормам материального права, а содержащиеся в них выводы – установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Существенных нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, повлиявших на исход судебного разбирательства, судами не допущено.

Поскольку суды полно и объективно исследовали все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спорного эпизода, нормы материального права применены ими правильно, кассационный суд не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, в силу чего кассационная жалоба Инспекции по данному эпизоду удовлетворению не подлежит.

В ходе проверки Инспекция признала неправомерным, в нарушение положений подпункта 7 пункта 7 статьи 272, пункта 2 статьи 280 НК РФ включение налогоплательщиком в состав расходов по налогу на прибыль 670 710 руб. затрат, связанных с приобретением долей и акций у Сизова Олега Альфредовича по договору купли-продажи от 09.09.2014. По мнению налогового органа, спорные затраты являются расходами, связанными с приобретением ценных бумаг, и учитываются для целей налогообложения в момент их реализации или иного выбытия.

Как следует из материалов дела, Общество (покупатель) заключило с Сизовым О.А. (продавец) договор купли-продажи долей и акций, по условиям которого приобрело 100% доли в уставном капитале ООО “Паллада” номинальной стоимостью 12 000 руб., 0,1% доли в уставном капитале ООО “Золотой урожай” номинальной стоимостью 10 руб., 1000 обыкновенных акций закрытого акционерного общества (далее – ЗАО) “Сахалин Лизинг Флот” номинальной стоимостью 100 руб., составляющих 20% уставного капитала данной организации.

Инспекция пришла к выводу, что в рамках исполнения договора купли-продажи Общество понесло расходы, связанные с приобретением долей и акций, в том числе на юридические услуги, проведение оценки объекта, услугам по юридическому и консультационному сопровождению сделки. В частности, налоговый орган признал неправомерны учет налогоплательщиком в составе расходов по налогу на прибыль 3200 руб. затрат по счету от 08.09.2014 N 77/4219, выставленному Центральным филиалом ЗАО “Новый регистратор”, 288 900 руб. затрат по договору об оказании юридических услуг от 01.10.2014 N 9, заключенному с ООО “Морское консультационное бюро”.

Возражая против выводов Инспекции, Общество в ходе судебного разбирательства настаивало на том, что затраты в сумме 292 100 руб. не связаны с приобретением долей и акций и не подлежат включению в стоимость ценных бумаг в соответствии со статей 280 НК РФ.

Суды согласились с позицией заявителя и удовлетворили требования Общества по спорному эпизоду.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в этой части.

Расходы, связанные с приобретением ценных бумаг, в том числе их стоимость, учитываются на дату реализации (иного выбытия) ценных бумаг (пункт 2 статьи 280, подпункт 7 пункта 7 статьи 272 НК РФ).

Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 265 НК РФ расходы, связанные с обслуживанием приобретенных налогоплательщиком ценных бумаг, в том числе оплата услуг реестродержателя, депозитария, расходы, связанные с получением информации в соответствии с законодательством Российской Федерации, и другие аналогичные расходы, признаются внереализационными.

Как верно указали суды, из положений статьи 280 НК РФ усматривается, что расходы на приобретение ценных бумаг должны сопутствовать приобретению и (или) являться прямым следствием такого приобретения.

На основании исследования материалов дела суды пришли к выводу, что спорные затраты понесены налогоплательщиком в связи с необходимостью последующего распоряжения и управления приобретенными ценными бумагами, а не с фактом покупки акций и долей у Сизова О.А.

При этом, как указали суды, 3000 руб. оплачены Обществом Центральному филиалу ЗАО “Новый регистратор” за внесение изменений в реестр акционеров в связи с передачей зарегистрированным лицом приобретенных акций в залог, а 200 руб. – за выдачу справки о наличии на счете зарегистрированного лица ранее приобретенных акций. Судами принято во внимание, что после заключения договора купли-продажи долей и акций Общество заключило с Сизовым О.А. договор о залоге ценных бумаг – акций и долей. Спорные затраты в сумме 3200 руб. связаны с передачей уже приобретенного Обществом имущества в залог, обусловлены заключением отдельного договора, не относящегося к покупке ценных бумаг.

Также суды выяснили, что по условиям договора от 01.10.2014 N 9 ООО “Морское консультационное бюро” обязалось внести в реестр акционеров ЗАО “Сахалин Лизинг Флот” изменения, связанные со сменой руководителя указанного общества, изменением ввиду этого данных в отношении ООО “Золотой урожай”, являющегося собственником 4000 акций ЗАО “Сахалин Лизинг Флот”. Договор заключен Обществом с контрагентом значительно позже, чем акции приобретены у Сизова О.А. и произведена регистрация перехода права собственности на них регистратором. Оплата оказанных ООО “Морское консультационное бюро” услуг осуществлена Обществом 19.12.2014..

В кассационной жалобе налоговым органом не приведено доводов в опровержение вывода судов о том, что смена директора и последовавшее в связи с этим внесение изменений в сведения о зарегистрированном лице совершены позже перехода права собственности на акции, связаны с распоряжением Обществом приобретенным имуществом.

Изложенные Инспекцией в жалобе аргументы сводятся к оспариванию выводов судов об обстоятельствах дела и направлены на изменение данной судами оценки доказательств, что противоречит пределам рассмотрения дела в суде кассационной инстанции (статья 286 АПК РФ) и не входят в полномочия суда кассационной инстанции (часть 2 статьи 287 АПК РФ).

Иная оценка налоговым органом установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не свидетельствуют о нарушении или неправильном применении судами норм материального права к конкретным фактическим обстоятельствам настоящего дела.

Поскольку выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, ими правильно применены нормы материального и процессуального права, оснований для отмены обжалуемых судебных актов по рассмотренному эпизоду и удовлетворения жалобы Инспекции кассационная инстанция не усматривает.

Принимая во внимание, что судом апелляционной инстанции изменено решение суда первой инстанции, по итогам рассмотрения кассационных жалоб оставлению в силе подлежит постановление от 23.12.2019.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2019 по делу N А42-8336/2017 оставить без изменения, а кассационные жалобы публичного акционерного общества “Мурманский траловый флот” и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Мурманской области – без удовлетворения.

Добавить комментарий

Закрыть меню