Главная » Правовая база » Вопрос-ответ официально » Работник, являющийся пенсионером по старости, уволен из организации, расположенной в районе Крайнего Севера, в связи с ее ликвидацией. Имеет ли право указанный работник на получение среднего месячного заработка за четвертый месяц с даты увольнения, в случае если он своевременно обратился в службу занятости, но был трудоустроен лишь на пятый месяц с даты увольнения?
20.10.2020

Работник, являющийся пенсионером по старости, уволен из организации, расположенной в районе Крайнего Севера, в связи с ее ликвидацией. Имеет ли право указанный работник на получение среднего месячного заработка за четвертый месяц с даты увольнения, в случае если он своевременно обратился в службу занятости, но был трудоустроен лишь на пятый месяц с даты увольнения?

Вопрос: Работник, являющийся пенсионером по старости, уволен из организации, расположенной в районе Крайнего Севера, в связи с ее ликвидацией. Имеет ли право указанный работник на получение среднего месячного заработка за четвертый месяц с даты увольнения, в случае если он своевременно обратился в службу занятости, но был трудоустроен лишь на пятый месяц с даты увольнения?
 
Ответ: В правоприменительной практике нет единого мнения по вопросу, имеет либо не имеет право работник-пенсионер на получение среднего месячного заработка за четвертый месяц с даты увольнения, в случае если он своевременно обратился в службу занятости, но был трудоустроен лишь на пятый месяц с даты увольнения. Согласно одному мнению, в рассматриваемом случае работник имеет право на получение среднего месячного заработка за четвертый месяц с даты увольнения, в случае если он своевременно обратился в службу занятости, но был трудоустроен лишь на пятый месяц с даты увольнения. Такой вывод в том числе подтверждается Рострудом и судебной практикой. Согласно другому мнению, у уволенного работника-пенсионера должны быть дополнительные основания для получения указанных выплат в целях соответствия понятию «исключительный случай». Учитывая изложенное, заинтересованным лицам следует быть готовыми отстаивать тот или иной вывод в суде с учетом отсутствия единого мнения в правоприменительной практике.
 
Обоснование: На основании ч. 1 ст. 318 Трудового кодекса РФ работнику, увольняемому из организации, расположенной в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в связи с ликвидацией организации (п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) либо сокращением численности или штата работников организации (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, за ним также сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше трех месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).
Из ч. 2 указанной статьи следует, что в исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за указанным работником в течение четвертого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения по решению органа службы занятости населения при условии, если в месячный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.
В соответствии со ст. 3 Закона РФ от 19.04.1991 N 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» (далее — Закон о занятости) безработными не могут быть признаны граждане, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации назначена трудовая пенсия по старости.
Из Письма Роструда от 11.02.2010 N 594-Т3, в частности, следует: редакция ч. 2 ст. 318 ТК РФ предполагает, что перечень условий, при наличии которых органы службы занятости принимают решение о сохранении в исключительных случаях среднего месячного заработка за уволенным работником в течение четвертого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения, является исчерпывающим. При этом следует учитывать, что в ст. 20 ТК РФ приведена формулировка понятия «работник», в которой говорится, что работник — это физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем. Таким образом, под понятием «уволенный работник», используемым в редакциях ч. 1 и 2 ст. 318 ТК РФ, следует понимать любое физическое лицо, у которого до расторжения трудового договора в связи с ликвидацией организации (п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) либо сокращением численности или штата работников организации (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) имели место трудовые отношения с определенным работодателем. На основании изложенного у органов службы занятости нет достаточных оснований для принятия в отношении пенсионеров решений об отказе в сохранении за ними среднего месячного заработка в течение четвертого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения в порядке ч. 2 ст. 318 ТК РФ и выдачи пенсионерам соответствующих документов (справок) при соблюдении изложенных в ч. 2 ст. 318 ТК РФ условий. Кроме этого, следует отметить, что предоставление государственных гарантий работнику, увольняемому в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации, предусмотренных ст. 318 ТК РФ, не связано с наличием или отсутствием факта признания данного уволенного работника безработным.
Из Письма Роструда от 28.12.2005 N 2191-6-2 следует: непринятие решения о регистрации пенсионера в качестве безработного не означает, что он теряет право на получение услуг по содействию в трудоустройстве, так как по смыслу ч. 4 ст. 3 Закона о занятости повторное обращение в органы службы занятости может последовать для решения вопроса о признании гражданина безработным, а пенсионеры изначально на это не претендуют.
Такой вывод подтверждается в том числе судебной практикой.
К примеру, в Апелляционном определении Иркутского областного суда от 31.10.2012 по делу N 33-8787/12 отмечается, что для сохранения среднего месячного заработка за работником в течение четвертого и пятого месяцев после увольнения ст. 318 ТК РФ предусматривает только два условия: обращение в органы занятости населения в месячный срок со дня увольнения и факт невозможности трудоустройства, к числу которых выплата пенсии не относится.
Из Апелляционного определения Хабаровского краевого суда от 07.09.2012 по делу N 33-5044 следует: из п. 3 ст. 3 и п. 1 ст. 12 Закона о занятости следует, что органы службы занятости не ограничены в обязанности оказывать содействие в трудоустройстве только гражданам, признанным в установленном законом порядке безработными, в связи с чем они вправе выносить решения о сохранении среднего заработка в течение четвертого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения в отношении граждан, которые не могут быть признаны безработными, но могут быть зарегистрированы в целях поиска подходящей работы.
Апелляционное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 04.09.2012 по делу N 33-3882/2012 содержит аналогичный вывод: сохранение среднего месячного заработка за уволенным работником в соответствии с ч. 2 ст. 318 ТК РФ в течение четвертого и пятого месяцев со дня увольнения не поставлено действующим законодательством в зависимость от получения пенсии, у органов службы занятости населения нет достаточных оснований для принятия в отношении пенсионеров решений об отказе в сохранении за ними указанной выше выплаты.
Однако необходимо учитывать, что в судебной практике имеется и иное мнение по данному вопросу.
К примеру, из Кассационного определения Томского областного суда от 27.01.2012 по делу N 33-150/2012 следует, что пенсионеры могут являться субъектом трудовых правоотношений, и наличие пенсии у этих лиц не лишает их права на получение предусмотренных ч. 2 ст. 318 ТК РФ выплат, однако их большая социальная защищенность требует наличия весомых обстоятельств, которые могли бы быть признаны исключительными в смысле положений ч. 2 ст. 318 ТК РФ. Поскольку доказательств того, что у уволенного работника имеются какие-либо исключительные обстоятельства, которые могли бы препятствовать его трудоустройству, при наличии которых он не имел бы средств к существованию, либо иных обстоятельств исключительного характера в суд представлено не было, следовательно, суд правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.
Аналогичный вывод содержится в Кассационном определении суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 15.11.2011 по делу N 33-5073/2011: хотя пенсионеры и могут являться субъектом трудовых правоотношений, но они лучше защищены в социальном смысле по сравнению с другими категориями работников, и наличие пенсии у этих лиц не лишает их права на получение предусмотренных ст. 318 ТК РФ выплат, но их большая социальная защищенность требует наличия весомых обстоятельств, которые могли бы быть признаны исключительными в смысле ч. 2 ст. 318 ТК РФ. При этом распространение на работающих пенсионеров гарантий и компенсаций, предусмотренных ТК РФ, не является безусловным основанием для применения в отношении них положений ст. 318 ТК РФ вне зависимости от исключительности обстоятельств для таких выплат.
Таким образом, заинтересованным лицам следует быть готовыми отстаивать тот или иной вывод в суде с учетом отсутствия единого мнения в правоприменительной практике.
 
П.С.Долгополов
Юридическая компания «Юново»
07.08.2013