Главная » Правовая база » Вопрос-ответ официально » Налоговый орган в порядке пп. 1 п. 10 ст. 101 НК РФ наложил арест на имущество организации-налогоплательщика (транспортные средства) в качестве способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога. Несмотря на принятие обеспечительных мер, организация (продавец) заключила договор купли-продажи арестованного имущества без согласия налогового органа на его отчуждение. Вправе ли налоговый орган в судебном порядке потребовать признания недействительным данного договора как сделки, не соответствующей требованиям закона на основании ст. 168 ГК РФ, а также применения последствий недействительности?
19.10.2020

Налоговый орган в порядке пп. 1 п. 10 ст. 101 НК РФ наложил арест на имущество организации-налогоплательщика (транспортные средства) в качестве способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога. Несмотря на принятие обеспечительных мер, организация (продавец) заключила договор купли-продажи арестованного имущества без согласия налогового органа на его отчуждение. Вправе ли налоговый орган в судебном порядке потребовать признания недействительным данного договора как сделки, не соответствующей требованиям закона на основании ст. 168 ГК РФ, а также применения последствий недействительности?

Вопрос: Налоговый орган в порядке пп. 1 п. 10 ст. 101 НК РФ наложил арест на имущество организации-налогоплательщика (транспортные средства) в качестве способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога. Несмотря на принятие обеспечительных мер, организация (продавец) заключила договор купли-продажи арестованного имущества без согласия налогового органа на его отчуждение. Вправе ли налоговый орган в судебном порядке потребовать признания недействительным данного договора как сделки, не соответствующей требованиям закона на основании ст. 168 ГК РФ, а также применения последствий недействительности?
 
Ответ: Сложившаяся арбитражная практика исходит из того, что налоговый орган не вправе требовать в судебном порядке признания недействительной сделки, совершенной без согласия налогового органа в отношении имущества, находящегося под арестом, как сделки, не соответствующей требованиям закона на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ, а также применения последствий ее недействительности.
 
Обоснование: В соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса РФ налоговые органы вправе налагать арест на имущество налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента в порядке, предусмотренном НК РФ.
Согласно п. 10 ст. 101 НК РФ после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе принять обеспечительные меры, направленные на обеспечение возможности исполнения указанного решения, если есть достаточные основания полагать, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным в дальнейшем исполнение такого решения и (или) взыскание недоимки, пеней и штрафов, указанных в решении. Для принятия обеспечительных мер руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение, вступающее в силу со дня его вынесения и действующее до дня исполнения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо до дня отмены вынесенного решения вышестоящим налоговым органом или судом.
Обеспечительными мерами может быть в том числе запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества налогоплательщика без согласия налогового органа, который производится в очередности, установленной пп. 1 п. 10 ст. 101 НК РФ.
Несоблюдение установленного порядка владения, пользования и распоряжения имуществом, на которое наложен арест, является основанием для привлечения к ответственности, предусмотренной ст. 125 НК РФ.
Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.
Пунктом 1 ст. 167 ГК РФ предусмотрено, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п. 2 ст. 167 ГК РФ).
Таким образом, по общему правилу последствием признания сделки недействительной является двусторонняя реституция.
Сложившаяся судебная практика исходит из того, что соглашение об отчуждении арестованного налоговым органом имущества является ничтожным как не соответствующее требованиям закона на основании ст. 168 ГК РФ. Сделки, совершенные в отношении объекта, находящегося под арестом, противоречат законодательству, так как налогоплательщик не имеет права на распоряжение данным имуществом (Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2011 по делу N А75-3914/2011, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2009 по делу N А26-2583/2008, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2010 N 18АП-852/2010 по делу N А07-11643/2009).
Вместе с тем, по мнению арбитражных судов, налоговые органы не вправе в судебном порядке требовать признания сделок недействительными (ничтожными) по указанным основаниям, а также применения последствий их недействительности. Судьи ссылаются на то, что по смыслу абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона РФ от 21.03.1991 N 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации» (далее — Закон N 943-1) налоговые органы вправе оспаривать в суде лишь те сделки, применение последствий по недействительности которых предусматривает взыскание в доход государства всего полученного по таким сделкам. Поскольку в данном случае двусторонняя реституция не влечет передачи всего полученного по сделке в доход государства, сделка не может быть оспорена налоговым органом. Приведение сторон в первоначальное положение не направлено на поступление в бюджет налогов и сборов, и у налогового органа отсутствуют полномочия по заявлению подобного требования. Данные выводы содержатся, например, в Постановлении ФАС Уральского округа от 29.03.2010 N Ф09-1962/10-С3 по делу N А07-5306/2009 (Определением ВАС РФ от 05.08.2010 N ВАС-10095/10 отказано в пересмотре дела в порядке надзора), Решении Арбитражного суда Псковской области от 28.04.2008 по делу N А52-398/2008.
Согласно разъяснениям Пленума ВАС РФ, изложенным в Постановлении от 10.04.2008 N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации», при применении положений п. 11 ст. 7 Закона N 943-1 необходимо учитывать, что указанное право может реализовываться налоговыми органами лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, определенных ст. 6 Закона N 943-1.
Конституционный Суд РФ в Определении от 25.07.2001 N 138-О разъяснил, что в случае непоступления в бюджет соответствующих средств для установления недобросовестности налогоплательщиков налоговые органы вправе в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов предъявлять в суды иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, как это предусмотрено ст. 7 Закона N 943-1.
Статьей 6 Закона N 943-1 установлено, что главными задачами налоговых органов являются, в частности, контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов.
Из приведенных положений следует, что полномочия налоговых органов в сфере признания сделок недействительными должны реализовываться постольку, поскольку это необходимо для выполнения возложенных на них задач, в частности, по контролю за соблюдением налогового законодательства и за полнотой налоговых поступлений.
Таким образом, с учетом сложившейся арбитражной практики налоговый орган не вправе требовать в судебном порядке признания недействительной сделки, совершенной без согласия налогового органа в отношении имущества, находящегося под арестом, как сделки, не соответствующей требованиям закона на основании ст. 168 ГК РФ, а также применения последствий ее недействительности.
 
М.И.Дедусова
ООО «Юридическая компания
«Налоговая помощь»
26.08.2013