Главная » Правовая база » Вопрос-ответ официально » В результате выездной проверки налоговый орган признал организацию и ее контрагента аффилированными лицами, что повлекло получение необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль. Является ли протокол допроса свидетеля, составленный работником правоохранительных органов и на основании которого установлен факт аффилированности, допустимым доказательством для привлечения организации к налоговой ответственности?
20.10.2020

В результате выездной проверки налоговый орган признал организацию и ее контрагента аффилированными лицами, что повлекло получение необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль. Является ли протокол допроса свидетеля, составленный работником правоохранительных органов и на основании которого установлен факт аффилированности, допустимым доказательством для привлечения организации к налоговой ответственности?

Вопрос: В результате выездной налоговой проверки организация привлечена к налоговой ответственности по ст. 122 НК РФ. Налоговый орган признал организацию и ее контрагента аффилированными лицами, что повлекло получение необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль. Факт аффилированности был установлен по результатам мероприятий (допроса), осуществленных работниками ОБЭП УВД в ходе расследования уголовного дела, возбужденного в отношении третьих лиц по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Является ли протокол допроса свидетеля, составленный работником правоохранительных органов, допустимым доказательством для целей привлечения к налоговой ответственности?
 
Ответ: В рассматриваемом случае протокол допроса свидетеля, составленный работником правоохранительных органов, сам по себе не может являться допустимым доказательством для целей привлечения к налоговой ответственности, так как подобная информация получена вне рамок налогового контроля. Однако при наличии в деле иных доказательств совершения налогового правонарушения (полученных в рамках налогового контроля) подобные материалы могут быть использованы в качестве усиления доказательственной базы налогового органа.
 
Обоснование: Статьей 122 Налогового кодекса РФ предусмотрена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налогового правонарушения, предусмотренного ст. 129.3 НК РФ.
Как следует из п. 3 ст. 82 НК РФ, налоговые органы, органы внутренних дел и следственные органы в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.
При этом отмечаем, что согласно п. 1 ст. 82 НК РФ налоговым контролем признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном НК РФ.
Налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов в пределах своей компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сборов, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных НК РФ.
Получение же налоговым органом информации из органов внутренних дел об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях формой налогового контроля не является, и, как следствие, доказательство, полученное вне рамок налогового контроля, допустимым не является, так как подобные материалы могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.03.2009 N А19-14697/07-20-32-Ф02-271/09 по делу N А19-14697/07-20-32, ФАС Северо-Западного округа от 01.07.2004 N А05-11387/02-186/26).
Однако, как показывает судебная практика, подобные материалы могут быть использованы в качестве усиления доказательственной базы налогового органа.
К примеру, из Постановления ФАС Дальневосточного округа от 29.07.2013 N Ф03-2609/2013 по делу N А24-4643/2012 следует: довод общества о нарушении судом апелляционной инстанции, принявшим доказательства (протоколы допросов свидетелей по уголовному делу) от налогового органа, полученные им за рамками проведения выездной налоговой проверки, подлежит отклонению как противоречащий положениям ч. 1 и 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Кроме этого, представленные доказательства лишь усилили доказательственную базу налогового органа, подвергнутую оценке судом первой инстанции, и не являлись единственными доказательствами, подтверждающими выводы налогового органа в принятом им решении.
Из Постановления ФАС Поволжского округа от 17.04.2008 по делу N А72-5702/07-16/138 следует, что судебная коллегия кассационной инстанции отклоняет довод заявителя кассационной жалобы о неправомерном принятии судами в качестве доказательств налогового правонарушения протокола допроса свидетелей, а также сведений, полученных работниками оперативной части по налоговым преступлениям при Управлении внутренних дел Ульяновской области, поскольку данные сведения оценивались судами наравне с другими доказательствами, представленными налоговым органом.
Таким образом, протокол допроса свидетеля, составленный работником правоохранительных органов, сам по себе не может являться допустимым доказательством для целей привлечения к налоговой ответственности, так как подобная информация получена вне рамок налогового контроля. Однако при наличии в деле иных доказательств совершения налогового правонарушения (полученных в рамках налогового контроля) подобные материалы могут быть использованы в качестве усиления доказательственной базы налогового органа.
 
П.С.Долгополов
Юридическая компания «Юново»
03.03.2014