Главная » Правовая база » Вопрос-ответ официально » Орган по управлению имуществом сдал организации в аренду лесной участок, находящийся в государственной собственности. Действительно ли условие договора, что не урегулированные сторонами споры и разногласия, возникающие при исполнении договора, а также из всех сделок, совершенных в связи и в соответствии с ним, разрешаются в третейском суде?
20.10.2020

Орган по управлению имуществом сдал организации в аренду лесной участок, находящийся в государственной собственности. Действительно ли условие договора, что не урегулированные сторонами споры и разногласия, возникающие при исполнении договора, а также из всех сделок, совершенных в связи и в соответствии с ним, разрешаются в третейском суде?

Вопрос: Между органом по управлению имуществом (арендодателем) и организацией (арендатором) заключен договор аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности.
В данном договоре стороны установили, что не урегулированные сторонами споры и разногласия, возникающие при его исполнении, а также из всех сделок, совершенных в связи и в соответствии с ним, разрешаются в третейском суде в соответствии с его регламентом.
Действительно ли третейское соглашение о передаче споров, вытекающих из договоров аренды лесных участков, на рассмотрение в третейские суды?
 
Ответ: По нашему мнению, третейское соглашение о передаче споров, вытекающих из договоров аренды лесных участков, на рассмотрение в третейские суды недействительно, поскольку рассмотрение споров, возникающих из публичных отношений, выходит за пределы компетенции третейского суда.
 
Обоснование: В силу ч. 1 ст. 71 Лесного кодекса РФ в постоянное (бессрочное) пользование, аренду, безвозмездное срочное пользование лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются юридическим лицам, в аренду, безвозмездное срочное пользование — гражданам.
На основании ч. 3 ст. 71 ЛК РФ к договору аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, если иное не установлено ЛК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 72 ЛК РФ по договору аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, арендодатель предоставляет арендатору лесной участок для одной или нескольких целей, предусмотренных ст. 25 ЛК РФ.
В силу ч. 1 ст. 74 ЛК РФ договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается по результатам аукциона по продаже права на заключение такого договора, за исключением случаев, установленных ч. 3 ст. 74 ЛК РФ.
На основании ч. 4 ст. 74 ЛК РФ заключение договоров аренды лесных участков, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной собственности, осуществляется соответственно органами государственной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий, определенных в соответствии со ст. ст. 81 — 84 ЛК РФ.
В силу п. 4 ст. 1 ЛК РФ одним из принципов, на которых основываются лесное законодательно и иные регулирующие лесные отношения нормативные правовые акты, является обеспечение многоцелевого, рационального, непрерывного, неистощительного использования лесов для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах.
Из приведенных правовых норм следует, что отношения, возникающие при передаче в аренду лесных участков, имеют следующие особенные условия: договор заключается специальным субъектом (органами государственной власти или органами местного самоуправления); объектом аренды выступает лесной участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности; цель заключения — обеспечение рационального, непрерывного, неистощительного лесопользования для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах; арендная плата является источником пополнения как федерального бюджета, так и бюджета субъекта Российской Федерации.
Согласно ст. 101 ЛК РФ споры в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов разрешаются в судебном порядке.
При этом в соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» к судам в Российской Федерации не относятся третейские суды.
Вместе с тем согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон N 102-ФЗ) в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.
В силу ст. 2 Закона N 102-ФЗ третейское соглашение — соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда.
Таким образом, третейское соглашение является сделкой и, следовательно, оно может быть признано недействительным по основаниям, предусмотренным параграфом 2 «Недействительность сделок» гл. 9 ГК РФ. Кроме того, третейское соглашение должно соответствовать требованиям Закона N 102-ФЗ.
Обратимся к примерам из судебной практики.
Конституционный Суд РФ в п. 4 Постановления от 26.05.2011 N 10-П указал, что публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц.
Согласно п. 27 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов.
В Определении ВАС РФ от 09.12.2013 N ВАС-11059/13 (далее — Определение ВАС РФ) разъяснено, что при передаче лесных участков в аренду имеет место совокупность публичного интереса, публичного субъекта и публичных (бюджетных) средств.
В Определении ВАС РФ суд отмечает, что установленный ЛК РФ порядок заключения договора аренды лесных участков свидетельствует об ограничении свободы сторон договора при заключении и определении их условий по сравнению с требованиями, обычно предъявляемыми к гражданско-правовым договорам (ст. ст. 421, 425 ГК РФ), что указывает на специфику данных отношений, урегулированных в императивном порядке. Поскольку целью заключения договора аренды лесных участков является не только частный интерес арендатора (извлечение прибыли), но и обеспечение многоцелевого, рационального, непрерывного, неистощительного лесопользования для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах, договоры должны не только заключаться, но и исполняться с соблюдением принципов открытости и прозрачности, обеспечения конкуренции, предотвращения и противодействия коррупции, ответственности за эффективное использование и охрану лесных участков. Принципы третейского разбирательства (конфиденциальность, закрытость процесса, неформальный характер разбирательства, упрощенный порядок сбора и представления доказательств, отсутствие информации о принятых решениях, а также невозможность их проверки и пересмотра по существу) не позволяют обеспечить соблюдение принципов лесного законодательства.
Суд также отметил, что, учитывая предмет регулирования ЛК РФ, определение им порядка рассмотрения споров в судебном порядке (ст. 101 ЛК РФ) не требует дополнения этого порядка специальным запретом, исключающим компетенцию третейских судов.
По мнению ВАС РФ, императивные требования ЛК РФ не допускают возможности рассмотрения в третейских судах не только споров, возникающих при передаче лесных участков в аренду, но и споров, связанных с изменением, исполнением, расторжением и недействительностью договоров аренды лесных участков, несмотря на подчинение последних требованиям гражданского законодательства. Поэтому третейские суды не обладают компетенцией на рассмотрение споров ни при заключении договоров аренды лесных участков, ни по вопросам их недействительности.
В Определении ВАС РФ суд пришел к выводу о том, что споры, возникающие из договоров аренды лесных участков, заключенных в соответствии с ЛК РФ, являются неарбитрабельными, а третейские соглашения о передаче подобных споров в третейские суды — недействительными. Рассмотрение таких споров третейскими судами нарушает основополагающие принципы российского права.
Таким образом, по нашему мнению, третейское соглашение о передаче споров, вытекающих из договоров аренды лесных участков, на рассмотрение в третейские суды недействительно, поскольку рассмотрение споров, возникающих из публичных отношений, выходит за пределы компетенции третейского суда.
 
Е.В.Соснов
Советник государственной
гражданской службы РФ
1 класса
14.03.2014