Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 июня 2020 г. N С01-407/2020 по делу N А72-7271/2019 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о взыскании упущенной выгоды на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судами первой и апелляционной инстанций не было принято во внимание, что вменяемое истцом ответчику нарушение исключительного права на селекционное достижение могло носить длящийся характер

Резолютивная часть постановления объявлена 28 мая 2020 года

Полный текст постановления изготовлен 1 июня 2020 года

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Булгакова Д.А., Снегура А.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу федерального государственного бюджетного научного учреждения “Научно-исследовательский институт сельского хозяйства юго-востока” (ул. им. Тулайкова Н.М., д. 7, г. Саратов, 410010, ОГРН 1026403055975) на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 16.10.2019 по делу N А72-7271/2019 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2019 по тому же делу

по иску Федерального государственного бюджетного научного учреждения “Научно-исследовательский институт сельского хозяйства юго-востока” к акционерному обществу “Агропромпак” (с. Карлинское, г. Ульяновск, 433318, ОГРН 1067325034798) о взыскании 75 000 рублей упущенной выгоды,

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, федерального государственного бюджетного учреждения науки Самарский федеральный исследовательский центр Российской академии наук (пер. Студенческий, д. 3, корп. А, г. Самара, ОГРН 1036300448898).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

федеральное государственное бюджетное научное учреждение “Научно-исследовательский институт сельского хозяйства юго-востока” (далее – учреждение, ФГБУ “НИИСХ юго-востока”) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иском к акционерному обществу “Агропромпак” (далее – общество) о взыскании 75 000 рублей упущенной выгоды.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено федеральное государственное бюджетное научное учреждение “Ульяновский научно-исследовательский институт сельского хозяйства”. Впоследствии в судебном заседании от 03.10.2019 Арбитражным судом Ульяновской области произведена замена указанного третьего лица на его правопреемника – федеральное государственное бюджетное учреждение науки Самарский федеральный исследовательский центр Российской академии наук (далее – САМНЦ РАН).

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 16.10.2019, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2019, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ФГБУ “НИИСХ юго-востока” обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит указанный акты отменить, удовлетворить исковые требования в полном объеме.

В обоснование кассационной жалобы учреждение ссылается на ошибочность выводов судов первой и апелляционной инстанции, посчитавших, что им пропущен срок исковой давности.

Как указывает учреждение, согласно условиям сублицензионного договора от 30.07.2013 N 29/13, заключенного между САМНЦ РАН (его правопредшественником) и обществом, сертифицированные семена могли быть использованы ответчиком в любое время до срока окончания действия договора (31.12.2016). Обязанность по уплате роялти у общества возникала только по истечении 30 дней с даты поступления денежных средств от реализации продукции, которая могла осуществляться в течение всего срока действия договора, то есть 31.01.2017.

Поскольку общество не сообщило о дате и времени реализации семян, а учреждение не имело права предъявлять требования до срока окончания их реализации (в связи с отсутствием нарушений договора на тот период), то по мнению заявителя кассационной жалобы, срок исковой давности по данному договору начинается только 31.01.2017, а следовательно сроки исковой давности не пропущены.

В частности, учреждение обращает внимание на пункт 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), из которого следует, что по обязательствам с определенным сроком исполнения срок исковой давности начинает течь по окончании срока исполнения.

Таким образом, учреждение настаивает на том, что о нарушении своего права узнало в марте 2018 года из информации с сайта rosselhoscentr.com, на котором сведения о сертифицированных семенах были, по его данным, опубликованы и стали общедоступными только 12.03.2018.

Кроме того, как считает учреждение, довод общества о том, что им не была реализована спорная продукция, поскольку первая половина погибла, а вторая использовалась для последующего урожая, носит декларативный характер и не мог быть принят во внимание судами нижестоящих инстанций.

При этом ссылаясь на пункты 2.2 и 2.6 сублицензионного договора от 30.07.2013 N 29/13, учреждение указывает на то, что общество уклонялось от представления САМНЦ РАН отчетов по использованию семян и от оплаты роялти.

С точки зрения учреждения, судами первой и апелляционной инстанции не было принято во внимание, что реестр Российского сельскохозяйственного центра не является единственным органом внесения сертификатов на сайте и существует множество иных сайтов добровольной сертификации семян и отследить добровольной сертификации семян контрагенту невозможно.

Выводы судов о получении учреждением от САМНЦ РАН денежных средств от реализации пшеницы сторонними организациями, в том числе и обществом, что свидетельствует, по мнению судов, об осведомленности истца о передаче принадлежащих ему прав иным организациям, заявитель кассационной жалобы находит ошибочными ввиду следующего. Из имеющихся в материалах дела расчетов отчисления за использование пшеницы мягкой озимой сорта “Саратовская 17” по договору N 26 л/н действительно следует, что третье лицо перечислило истцу роялти по названному сорту. Вместе с тем в данных расчетах отсутствует информация, что данные платежи исходили от общества.

Как указывает учреждение, оно не было проинформировано о заключении сублицензионного договора между ответчиком и третьим лицом.

До судебного заседания от учреждения поступило ходатайство об отложении судебного разбирательства, в связи с угрозой распространения на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV), в котором оно также возражало против рассмотрения спора по существу в отсутствие его представителя.

Рассмотрев указанное ходатайство, коллегия судей кассационной инстанции не усмотрела оснований для отложения судебного заседания, поскольку суд кассационной инстанции рассматривает не спор по существу, в рамках которого пояснения сторон могут иметь доказательственное значение по делу, а кассационную жалобу в пределах, изложенных в ней доводов. Необходимости в устных пояснениях заявителя кассационной жалобы суд кассационной инстанции не усмотрел и счел возможным рассмотреть кассационную жалобу по изложенным в ней доводам в судебном заседании, о назначении которого лица, участвующие в деле, были заблаговременно извещены.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, в судебное заседание не явились, своих представителей не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, учреждению принадлежит патент N 4800 на селекционное достижение мягкой озимой пшеницы “Саратовская 17”, выданный 16.06.2009 Государственной комиссией Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений.

Общество в 2015 году произвело сертификацию семян мягкой озимой пшеницы “Саратовская 17” в объеме 60 тонн.

Разрешение на использование вышеназванного сорта пшеницы учреждение обществу не давало.

Полагая, что указанными действиями общество нарушило исключительное право учреждение, последнее направило в адрес ответчика претензию.

Поскольку общество на претензию не отреагировало, учреждение обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании убытков.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из пропуска учреждением срока исковой давности, в обоснование чего указал, что с находящейся в открытом доступе в сети Интернет информацией о сертификации обществом спорных семян истец имел возможность ознакомиться в августе 2015 года.

Кроме того, суд первой инстанции обратил внимание на то, что учреждение получило от САМНЦ РАН денежные средства от реализации сторонним организациями сорта пшеницы, в том числе об общества, следовательно, как указал суд первой инстанции, истец еще в 2014 году знал о передаче принадлежащих ему исключительных прав иным организациям.

Апелляционный суд с выводами суда первой инстанции о пропуске учреждением срока исковой давности согласился, отклонив приведенные в апелляционной жалобе доводы учреждения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, заслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы ввиду нижеследующего.

Как указывалось выше, основанием для отказа в иске послужил вывод суда о пропуске учреждением срока исковой давности, о применении которого в данном споре было заявлено обществом-ответчиком.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно пункту 1 статьи 196 названного Кодекса общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 того же Кодекса.

По общему правилу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Как усматривается из содержания обжалуемых судебного решения и постановления апелляционного суда, вывод судов об осведомленности истца о сертификате, полученном ответчиком, основан на предположении, что истец отслеживал (мог и должен был отследить) соответствующую информацию в реестре системы добровольной сертификации, размещавшейся на сайте rosselhoscentr.com.

Довод истца о том, что он фактически ознакомился с соответствующей информацией лишь в 2018 году не получил мотивированную оценку, отклонен судами без надлежащего обоснования (статьи 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). При этом судами не исследовался вопрос, являлась ли система (реестр) добровольной сертификации Россельхозцентра единственной системой добровольной сертификации семян сельскохозяйственных растений и являлась ли указанная система (реестр), на сведения из которой, в том числе архивные, сослались суды, исчерпывающей, и, как следствие, не оценивался вопрос об обязанности истца отслеживать соответствующую информацию о выданных сертификатах именно в системе (реестре) добровольной сертификации Россельхозцентра или во всех существующих системах (реестрах) добровольной сертификации семян сельскохозяйственных растений, учет которых согласно подпункту 5.4.17.8 пункта 5.4 Положения о Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.06.2004 N 294, осуществляет Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт).

В частности, из материалов дела не усматривается, проверяли ли суды первой и апелляционной инстанций наличие в общедоступных источниках публичной информации сведения о том, являлась ли система (реестр) добровольной сертификации Россельхозцентр единственной системой (реестром) в спорный период времени. Несмотря на это, суды фактически согласились с доводом ответчика о том, что в силу разумно ожидаемого поведения истца последний должен был осуществлять мониторинг указанной системы (реестра). Так, суды сделали вывод о начале течения срока исковой давности по требованиям истца именно с момента размещения информации в названном реестре, фактически предполагая, что указанный реестр являлся единственным и это обстоятельство обуславливало разумно предполагаемую осведомленность истца о нарушении его прав и законных интересов ответчиком.

В любом случае судами не учтено, что согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 02.12.2013 N 1908-О, для исчисления давностного срока следует исходить не из презумпции разумно предполагаемой осведомленности лица о нарушении его прав и законных интересов, а из того, что начало течения этого срока определяется в каждом конкретном случае судом на основе установления момента, когда заинтересованное лицо реально узнало о соответствующем нарушении.

Равно вывод судов о возможности истца отследить информацию о фактах сертификации семян мягкой озимой пшеницы сорта “Саратовская 17” сделан без проведения анализа условий вышеуказанных лицензионного и сублицензионного договоров, предусматривающих обязанности лицензиата (третьего лица) и сублицензиата (ответчика) предоставлять предусмотренную договорами информацию своим контрагентам, в первую очередь, истцу.

Кроме того, как указывалось выше, начало течения срока исковой давности суды первой и апелляционной инстанций обусловили именно моментом размещения сертификата Росс RU ДС 1.5.1.073 РСЦ 073 019 Е1 0298-15 ДС 199093 на семена мягкой озимой пшеницы сорта “Саратовская 17” в объеме 60 тонн на сайте https://rosselhoscenter.com безотносительно к срокам действия указанного сертификата (в течение которого согласно обоснованию исковых требований ответчик использовал исключительное право истца) и к срокам предоставления ответчиком и третьим лицом информации о фактическом использовании исключительного права истца, предусмотренным вышеупомянутыми лицензионным и сублицензионным договорами.

Таким образом, суды исходили из того, что вменяемое истцом ответчику нарушение исключительного права носило единовременный характер и такое правонарушение было закончено в момент получения и опубликования вышеуказанного сертификата на семена мягкой озимой пшеницы сорта “Саратовская 17” в объеме 60 тонн. При этом судами не было принято во внимание, что вменяемое истцом ответчику нарушение исключительного права могло носить длящийся характер – использование ответчиком исключительного права истца на селекционное достижение могло длится, по крайней мере, в течении всего срока действия названного сертификата.

Суд кассационной инстанции также соглашается с доводом заявителя кассационной жалобы о том, что дополнительно приведенный в обоснование вывода судов первой и апелляционной инстанций о пропуске истцом срока исковой давности аргумент об осведомленности истца о факте использования ответчиком спорного объекта исключительного права с момента получения лицензионных платежей от третьего лица, в которых, по мнению судов, входили и платежи за использование спорного селекционного достижения ответчиком, являются недостаточно обоснованными.

Так, из мотивировочной части обжалуемого судебного решения не представляется возможным установить, на основании каких доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, судом сделан вывод о том, что в состав уплаченных третьим лицом в июне 2014 года 88 232 рублей входили лицензионные платежи от реализации семян пшеницы ответчику, а равно то, как из факта уплаты третьим лицом лицензионных платежей истцу следует факт использования спорного селекционного достижения ответчиком в последующие периоды (в 2015 году).

Согласно части 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

В соответствии с пунктами 2 и 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения должны быть указаны: доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

В соответствии с пунктами 9 и 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны: основания, по которым в апелляционной жалобе заявлено требование о проверке законности и обоснованности решения; обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Приведенные законоположения не допускают их произвольного применения арбитражными судами, предполагают рассмотрение судом соответствующей инстанции доводов лиц и мотивированное их отклонение в случае необоснованности.

Согласно правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2015 N 1680-О положения статей 288 и 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не позволяют арбитражным судам выносить немотивированные судебные акты – соответствующие требования к содержанию судебных актов арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций закреплены соответственно частью 4 статьи 170, частью 2 статьи 271, частью 2 статьи 289 и частью 1 статьи 291.13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Содержащиеся в обжалуемых решении и постановлении выводы, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, сделаны с нарушением норм процессуального права, что в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены.

Решение вопроса об отнесении выявленных судом кассационной инстанции нарушений норм процессуального права к числу влекущих отмену или изменение проверяемого судебного акта производится этим судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств.

Вывод суда первой инстанции о пропуске учреждением срока исковой давности представляется недостаточно обоснованным и не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, на которые сослался арбитражный суд, отказывая в иске.

Суд апелляционной инстанции не устранил допущенные судом первой инстанции нарушения.

Данные обстоятельства являются основанием для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов.

В то же время суд кассационной инстанции отклоняет довод заявителя кассационной жалобы о том, что аргумент ответчика, согласно которому полученный урожай зерна обществом не реализовывался ввиду гибели части семян и использования другой части для последующего урожая, носит декларативный характер, документально не подтвержден, был принят судами на веру.

Как указывалось выше, единственным основанием для отказа в иске послужил вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиком.

Неиспользование ответчиком спорного объекта интеллектуальной собственности, а именно: неосуществление ответчиком действий по введению спорных 60 тонн семян в гражданский оборот, к чему сводился оспариваемый заявителем кассационной жалобы довод ответчика, не было указано судами в качестве оснований для отказа в иске.

Поскольку для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, предусмотренные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в Девятый арбитражный апелляционный суд, который рассматривал дело по правилам, установленным для суда первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует установить круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по настоящему делу, дать надлежащую оценку доводам и возражениям лиц, участвующих в деле, а также представленным по делу доказательствам и, с учетом подлежащих применению норм материального и процессуального права принять законный и обоснованный судебный акт.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ульяновской области от 16.10.2019 по делу N А72-7271/2019 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2019 по тому же делу отменить.

Дело направить в Арбитражный суд Ульяновской области на новое рассмотрение.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Добавить комментарий

Закрыть меню