Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 мая 2020 г. N Ф07-3209/20 по делу N А42-1548/2017

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Родина Ю.А., судей Александровой Е.Н., Соколовой С.В.,

рассмотрев 21.05.2020 в открытом судебном заседании кассационную жалобу федерального государственного унитарного предприятия Атомного флота на решение Арбитражного суда Мурманской области от 06.05.2019 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2019 по делу N А42-1548/2017,

установил:

Федеральное государственное унитарное предприятие Атомного флота, место нахождения: 183017, город Мурманск, почтовое отделение Мурманск-17, ОГРН 1025100864117, ИНН 5192110268 (далее – Предприятие), обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением (после уточнения требований) о признании частично недействительными решений Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области (после смены наименования Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 9 по Мурманской области), адрес: 183038, г. Мурманск, Комсомольская ул., д. 2, ОГРН 1045100220505, ИНН 5199000017 (далее – Инспекция), от 29.08.2016 N 8 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и N 7 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость (далее – НДС), заявленной к возмещению.

Определением суда первой инстанции от 04.03.2019 к участию в деле в качестве соответчика привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по городу Мурманску, адрес: 183038, г. Мурманск, Комсомольская ул., д. 4, ОГРН 1045100223850, ИНН 5190100360 (далее – Инспекция по г. Мурманску).

Решением суда первой инстанции от 06.05.2019 (с учетом определения об исправлении опечатки от 11.09.2019) признаны недействительными решения налогового органа в части отказа в применении налоговых вычетов и уменьшения налога, заявленного к возмещению, в сумме 127 910 руб. 06 коп. В удовлетворении остальной части заявленных Предприятием требований отказано.

Постановлением апелляционного суда от 30.12.2019 решение от 06.05.2019 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Предприятие, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, просит отменить решение от 06.05.2019 и постановление от 30.12.2019 в части отказа в признании недействительными оспариваемых решений налогового органа, принять по данному делу новый судебный акт об удовлетворении заявления полностью.

Податель жалобы считает правомерным предъявление к вычету НДС по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью (далее – ООО) “Промсервис”. По мнению Предприятия, в данном случае реальность выполнения спорных работ заявленным контрагентом подтверждена представленной в материалы дела первичной документацией и не опровергнута Инспекцией. При этом заявитель утверждает, что у налогоплательщика отсутствует обязанность проверять надлежащее оформление его контрагентом трудовых или гражданско-правовых отношений с субподрядчиками либо с физическими лицами, фактически выполнявшими работы. Более того, отсутствие у заявленного им контрагента необходимого оборудования и квалифицированного персонала при наличии у ООО “Промсервис” возможности привлечь к работам сторонних организаций и физических лиц не может являться доказательством нереальности спорных хозяйственных операций. Факт ненадлежащего оформления контрагентом с субподрядными организациями каких-либо документов, по мнению Предприятия, не имеет правового значения для определения права налогоплательщика на налоговый вычет по НДС. Налоговым органом не доказано, что Предприятию было известно о нарушениях, допущенных его контрагентом, им не проявлена должная степень осмотрительности и осторожности при заключении сделки с ООО “Промсервис”.

Также податель жалобы настаивает на обоснованном предъявлении к вычету 455 653 руб. 69 коп. НДС на основании счетов-фактур, выставленных контрагентами по приобретенным товарно-материальным ценностям для атомного лихтеровоза-контейнеровоза “Севморпуть”, и неправомерном перераспределении судами указанной суммы “входного” налога между операциями, облагаемыми и необлагаемыми НДС. Предприятие считает, что вывод судов о том, что продукты питания и СЗЧ для ремонта крана “KONE” использовались не только для осуществления операций, облагаемых налогом, но и в освобожденных от налогообложения операциях, противоречит материалам дела.

Кроме того, по мнению Предприятия, суды незаконно поддержали вывод Инспекции о необходимости распределения НДС, предъявленного ООО “Тара 51”, ООО “Северный Партнер”, ООО “Стрелец”, НПХ “УралСибпром”, ООО “Инвест-Станко”, между облагаемыми НДС операциями и операциями, не подлежащими обложению (освобожденными от налогообложения) данным налогом. Податель утверждает о недоказанности налоговым органом факта использования товарно-материальных ценностей, приобретенных у данных поставщиков, для выполнения опытно-конструкторских работ по договору от 31.10.2014 N 5107/147К.

В отзыве на кассационную жалобу Инспекция, считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, просит оставить их без изменения.

В судебное заседание представители лиц, участвующих в деле, не явились. От Предприятия, Инспекции и Инспекции по г. Мурманску в суд кассационной инстанции через систему подачи документов “Мой арбитр” поступили ходатайства о рассмотрении кассационной жалобы без участия их представителей.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Предприятие 03.02.2016 представило в Инспекцию уточненную налоговую декларацию по НДС за IV квартал 2015 года, в которой к возмещению из бюджета заявило 97 726 299 руб. налога.

По результатам камеральной налоговой проверки полученной декларации Инспекция составила акт от 19.05.2016 N 8 и приняла 29.08.2016 решение N 8 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и N 7 об отказе в возмещении частично суммы НДС, заявленной к возмещению.

В соответствии с решением налогового органа от 29.08.2016 N 8 уменьшен на 3 009 689 руб. заявленный к возмещению из бюджета НДС за IV квартал 2015 года.

Решением от 29.08.2016 N 7 Инспекция отказала в возмещении из бюджета 3 009 689 руб. НДС.

Управление Федеральной налоговой службы по Мурманской области решением от 07.12.2016 N 412 отменило решения налогового органа в части отказа в возмещении 116 151 руб. НДС; в остальной части апелляционная жалоба Предприятия оставлена без удовлетворения.

Предприятие оспорило в судебном порядке решения Инспекции.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявленные требования частично.

Изучив материалы дела, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, кассационная инстанция пришла к следующим выводам.

По результатам камеральной проверки Инспекция пришла к выводу о необоснованном предъявлении Предприятием к вычету 1 385 868 руб. 34 коп. НДС на основании счетов-фактур, выставленных от лица ООО “Промсервис” в рамках договора за ремонтные работы на судах заявителя, ввиду недоказанности реального выполнения спорных работ спорным контрагентом и/или с привлечением субподрядчиков. Налоговый орган посчитал, что представленные Предприятием первичные документы составлены формально, без реального осуществления спорных хозяйственных операций. При этом Инспекция указала, что анализ актов периодического освидетельствования атомных ледоколов, плавдока, актов ОТК (отдел технического контроля), полученных от федерального автономного учреждения “Российский морской регистр судоходства”, свидетельствует, что ремонт на спорных судах произведен специалистами налогоплательщика. Кроме того, исходя из данных Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) Инспекцией установлено, что единственным учредителем контрагента Предприятия с 16.01.2015 значится Маркелова Нина Константиновна (мать руководителя этой организации Маркелова Андрея Владимировича). Между тем сотрудник Предприятия Маркелов Владимир Владимирович (начальник управления судоремонтным производством и начальник отдела производственной системы “Росатом”) является отцом Маркелова А.В. Данные обстоятельства, как полагает налоговый орган, свидетельствуют о взаимозависимости между ООО “Промсервис” и Предприятием.

Отказывая в удовлетворении требований Предприятия по данному эпизоду, суды посчитали, что установленные налоговым органом в ходе проверки обстоятельства свидетельствуют о необоснованном применении заявителем налоговых вычетов по НДС, поскольку первичная документация Предприятия содержит недостоверные сведения о самих хозяйственных операциях и не подтверждает реальность хозяйственных операций именно с заявленным контрагентом, по которым налогоплательщиком задекларированы и заявлены налоговые вычеты.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в этой части.

На основании пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты. Вычетам согласно статье 172 НК РФ подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов. Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании соответствующих требованиям статьи 169 НК РФ счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

Поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 171 и пунктом 1 статьи 172 НК РФ применение налоговых вычетов по НДС связывается с приобретением товаров (работ, услуг), их принятием к учету, то реальность соответствующих хозяйственных операций также является необходимым условием для использования налоговых вычетов.

С учетом изложенного возможность применения налоговых вычетов по НДС обусловлена наличием реального осуществления хозяйственных операций, а также соблюдением установленных законодателем требований статей 169, 171, 172 НК РФ в части достоверности сведений, содержащихся в первичных документах.

Соответственно, при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитывается достоверность, комплектность и непротиворечивость представленных документов, оценивается не только формальное соответствие представленных документов требованиям закона, но и действительное наличие тех обстоятельств, с которыми Налоговый кодекс Российской Федерации связывает предоставление права на применение налоговых вычетов по НДС.

Исходя из представленной налогоплательщиком к проверке первичной документации, Предприятие привлекло ООО “Промсервис” к выполнению ремонтных работ на плавдоке ПД-3, атомных ледоколах “Таймыр”, “50 лет Победы”. В подтверждение совершения спорных хозяйственных операций и в обоснование применения налоговых вычетов по НДС к проверке и в материалы дела налогоплательщик представил договор от 14.11.2014 N 639/14, ремонтные ведомости, технические задания на ремонт, заявки, протоколы согласования условий выполнения работ (оказания услуг), а также акты сдачи-приемки выполненных работ и счета-фактуры на сумму 9 085 136 руб. 87 коп., включая 1 385 868 руб. 34 коп. НДС.

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды” (далее – постановление N 53) указано, что уменьшение размера налоговой обязанности вследствие получения налогового вычета признается налоговой выгодой. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом положения главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи позволяют признать, что документальное обоснование права на налоговые вычеты сумм НДС, предъявленного контрагентами при приобретении товаров (работ, услуг), возлагается на налогоплательщика. У налогового органа отсутствует обязанность доказывать, какими именно контрагентами фактически были поставлены товары (выполнены работы, оказаны услуги), поскольку именно налогоплательщик должен подтвердить реальность хозяйственных операций с конкретным контрагентом, по взаимоотношениям с которым заявлена налоговая выгода.

Налоговая выгода, полученная налогоплательщиком в связи с применением налоговых вычетов по НДС, не может быть признана обоснованной, если налоговым органом будет доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) в действительности не имело места, а представленные налогоплательщиком документы являются недостоверными, о чем налогоплательщик не мог не знать.

На основании пункта 5 постановления N 53 о необоснованной налоговой выгоде могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами выводы налогового органа о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Соглашаясь с выводом налогового органа о создании Предприятием формального документооборота по сделке с ООО “Промсервис”, суды, приняв во внимание результаты проведенных Инспекцией мероприятий налогового контроля, посчитали доказанным налоговым органом отсутствие у контрагента возможности для реального исполнения обязательств по заключенному с налогоплательщиком договору. При этом суды отметил, что в отличие от заявителя ООО “Промсервис” не имело объективной возможности для самостоятельного выполнения работ ввиду того, что не имело необходимых материальных ресурсов и квалифицированного персонала.

Также в ходе судебного разбирательства не нашел подтверждения довод Предприятия о прохождении на атомный ледокол каких-либо сотрудников ООО “Промсервис” для выполнения спорных работ. Как установлено судами, основная часть указанных в представленных заявителем списках физических лиц как работников ООО “Промсервис” является сотрудниками иных организаций – ООО “БТЛФ Плюс”, ООО “СЗСК”, АО “Взлет”, ООО “СРП Марс”, ООО “Альпстрой”, ООО “Сторс”. Кроме того, Предприятие к проверке представило заявки на оформление пропусков на работников ООО “Промсервис” для обеспечения прохода их на атомный лихтеровоз-контейнеровоз “Севморпуть”. Однако эти заявки не относятся к спорным хозяйственным операциям, по которым заявлены налоговые вычеты по НДС.

Ссылки подателя жалобы на то, что показания опрошенных налоговым органом свидетелей и представленный заявителем журнал огневых работ подтверждают факт выполнения спорных работ ООО “Промсервис”, не принимаются судом кассационной инстанции.

В рамках своих полномочий судами обеих инстанций в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) дана надлежащая оценка всем доказательствам по делу. Достаточных и достоверных данных, подтверждающих несоблюдение судами требований статьи 71 АПК РФ и неправильное применение норм процессуального законодательства, в кассационной жалобе не содержится.

Вопросы достоверности, относимости, допустимости, достаточности и взаимной связи доказательств разрешаются судами первой и апелляционной инстанций в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств дела. Полномочиями по исследованию и оценке данных вопросов суд кассационной инстанции не наделен.

В кассационной жалобе Предприятие также утверждает, что в ходе проверочных мероприятий Инспекция располагала данными, свидетельствующими о привлечении заявленным им контрагентом к выполнению работ субподрядных организаций, поэтому имела возможность истребовать у них информацию и документы относительно взаимоотношений с ООО “Промсервис” и спорных работ.

Данные доводы жалобы повторяют позицию заявителя по делу, которая исследовалась судами и получила надлежащую оценку, по существу, сводятся к несогласию с выводами судов, сделанными на основании представленных сторонами в материалы дела доказательств.

Как установлено судами, результаты проведенных Инспекцией мероприятий налогового контроля в отношении ООО “Мурманская строительная компания” показали, что данный субподрядчик не имел возможности выполнить ремонтные работы и фактически не выполнял их на плавдоке ПД-3 и атомном ледоколе “Таймыр”. При этом судами учтено, что основным видом деятельности заявленного ООО “Промсервис” субподрядчика при регистрации являлось производство общестроительных работ, что не соответствует спорным хозяйственным операциям. ООО “Мурманская строительная компания” не имело сотрудников, имеющих профессиональное образование, прошедших соответствующую подготовку и аттестацию с учетом особенностей технологии производства спорных работ.

К показаниям учредителя и руководителя ООО “Мурманская строительная компания” Пашенцева Сергея Яковлевича, заявившего о выполнении данной организацией на плавдоке ПД N 3, атомном ледоколе “Таймыр” сварочных работ, суды отнеслись критически.

Судами принято во внимание, что Пашенцев С.Я. не смог пояснить, какой конкретно сотрудник выполнял сварочные работы, его фамилию. При этом с момента регистрации и в период выполнения спорных работ ООО “Мурманская строительная компания” не располагало квалифицированными сотрудниками. Среднесписочная численность этой организации по состоянию на 01.01.2016, и 01.01.2015 составляла 1 человек, справки по форме 2-НДФЛ за 2015 год представлены только в отношении Константиновой Галины Васильевны, проживающей по адресу места проживания Пащенцева С.Я.

Более того, из представленного филиалом по атомным судам федерального автономного учреждения “Российский морской регистр судоходства” чек-листа освидетельствования атомного ледокола “Таймыр” усматривается, что все сварочные работы на корпусе и на воздушных балластных танках ледокола выполнены сертифицированными сварщиками – работниками Предприятия. Работы по пожаротушению выполнены иными организациями – отделом “ОСКО” ООО “ЭкоЦЕнтр” и ООО “МурманМис”.

Встречная проверка другого субподрядчика – ООО “Прогресс” свидетельствует, что основным видом деятельности названной организации является деятельность ресторанов и кафе. Справки по форме 2-НДФЛ в налоговый орган за 2015 год ООО “Прогресс” не подавало, недвижимого имущества, транспортных средств, трудовых ресурсов, расходов по привлечению рабочей силы у сторонних организаций не имело. По адресу регистрации данной организации располагается многоквартирный жилой дом, на первом этаже которого после перепланировки квартир находится продуктовый магазин, ООО “Прогресс” не обнаружено. Значащийся по данным ЕГРЮЛ учредителем и руководителем ООО “Прогресс” Загорский Иван Васильевич с 29.04.2016 находится в следственном изоляторе. В своих показаниях Загорский И.В. отрицал свое отношение к деятельности субподрядчика, заявил, что зарегистрировал ООО “Прогресс” по предложению незнакомого молодого человека, никакие первичные документы по операциям с ООО “Промсервис” он не подписывал. Анализ движения денежных средств не подтверждает наличие у ООО “Прогресс” расходов, присущих организациям, ведущим реальную предпринимательскую деятельность (на выплату заработной платы, арендные платежи, коммунальные услуги, услуги связи и т.п.). Из выписок банка усматривается транзитное движение денежных средств по счету ООО “Прогресс” путем перевода полученных от контрагента Общества средств на счета индивидуальных предпринимателей, применяющих систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход, либо выдачи беспроцентных займов.

Получили оценку судов и отклонены ссылки Предприятия на то, что часть работ по ремонту воздушников балластных танков на атомном ледоколе “Таймыр” выполнял привлеченный его контрагентом субподрядчик – ООО “НордТехКлинингСервис”.

Делая вывод о невыполнении силами заявленного контрагента, в том числе путем привлечения ООО “НордТехКлинингСервис”, спорных работ, суды оценили в совокупности с представленными налоговыми органом доказательства показания допрошенных в ходе судебного разбирательства учредителя данной организации Сафрыгиной Жанны Анатольевны и Давидюка Эрнеста Николаевича.

Нарушений судами норм статей 64 – 71 АПК РФ при исследовании и оценке доказательств кассационной инстанцией не установлено.

При этом, как правомерно отметили суды, обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (статья 68 АПК РФ).

В настоящем деле первичную документацию, подтверждающую действительное выполнение работ на атомном ледоколе “Таймыр” спорным контрагентом самостоятельно либо посредством привлечения третьих лиц, в том числе ООО “НордТехКлинингСервис”, Предприятие в материалы дела не представило.

Возражения заявителя относительно недоказанности Инспекцией осведомленности Предприятия о допущенных его контрагентах нарушениях, проявления налогоплательщиком должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, обоснованно отклонены судами.

На основании исследования материалов дела суды правомерно посчитали, что в рассматриваемом случае Инспекция в ходе проверки установила обстоятельства, указывающие на отсутствие между Предприятием и ООО “Промсервис” реальных хозяйственных операций и направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды. Заявитель эти обстоятельства не опроверг. Доказательств, достаточных для опровержения факта отсутствия у контрагента возможности самостоятельно выполнить работы либо с привлечением спорных субподрядных организаций, заявитель в нарушение статьи 65 АПК РФ в ходе судебного разбирательства не представил.

Установленные Инспекцией в ходе проверки и подтвержденные соответствующими доказательствами обстоятельства, подробно изученные и исследованные судами первой и апелляционной инстанций, позволили прийти к обоснованному выводу о том, что фактическое участие ООО “Промсервис” в выполнении работ не нашло своего подтверждения в ходе рассмотрения дела, реальность хозяйственных операций Предприятием документально не подтверждена.

Изложенные Предприятием в жалобе аргументы сводятся к оспариванию выводов судов об обстоятельствах дела и направлены на изменение данной судами оценки доказательств, что противоречит пределам рассмотрения дела в суде кассационной инстанции (статья 286 АПК РФ) и не входят в полномочия суда кассационной инстанции (часть 2 статьи 287 АПК РФ).

Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, ими правильно применены нормы материального и процессуального права. В связи с этим кассационная инстанция не находит оснований для иной оценки обстоятельств, установленных судами, и сделанных ими выводов.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция не усматривает оснований для отмены обжалуемых судебных актов по рассмотренному эпизоду и удовлетворения жалобы предприятия в этой части.

Из материалов дела следует, что Предприятие в спорном периоде являлось исполнителем работ по государственному контракту от 08.04.2011 N Н.2э.11.41.11.2154, заключенному между Государственной корпорацией по атомной энергии “Росатом” и федеральным государственным унитарным предприятием “Российский Федеральный ядерный центр Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики” (ФГУП “РФЯЦ – ВНИИЭФ”). Предметом контракта является выполнение опытно-конструкторской работы: “Создание лаборатории плавучей (ЛП)” на базе атомного лихтеровоза-контейнеровоза “Севморпуть”. Предприятие определено ответственной организацией за эксплуатацию атомного лихтеровоза-контейнеровоза “Севморпуть” и руководителем технического перевооружения и дооснащения указанного судна для создания на его основе плавучей лаборатории.

В рамках данного контракта Предприятие для ФГУП “РФЯЦ – ВНИИЭФ” по договору от 31.10.2014 N 5107/147К выполнило опытно-конструкторские работы в отношении атомного лихтеровоза-контейнеровоза “Севморпуть”, которые не подлежат налогообложению НДС на основании подпункта 16 пункта 3 статьи 149 НК РФ.

В разделе 7 уточненной налоговой декларации за IV квартал 2015 года по коду 1010294 (подпункт 16 пункта 3 статьи 149 НК РФ) Предприятие отразило операции, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения), в сумме 1 100 000 000 руб. Сумма НДС, предъявленная по приобретенным товарам (работ, услугам), относящаяся к указанным операциям и не подлежащая вычету, отсутствует.

Налогоплательщик включил в уточненной налоговой декларации составе налоговых вычетов 455 653 руб. 69 коп. НДС на основании счетов-фактур, выставленных ООО “ПоляриМол”, ООО “Хлебопек”, ООО “Джи Эй Си Шипинг энд Лоджисти”, ООО “Стрелец”, ООО “Интертех”, закрытым акционерным обществом (далее – ЗАО) “Трансфлот”.

По итогам проверки Инспекция признала неправомерным предъявление налогоплательщиком к вычету указанной суммы НДС ввиду использования приобретенных товаров для операций, необлагаемых НДС.

Удовлетворяя требования Предприятия по данному эпизоду в части, суды исходили из того, что в проверяемом налоговом периоде приобретенные у контрагентов продукты питания и иные товарно-материальные ценности использованы налогоплательщиком в облагаемых и необлагаемых операциях. В этой связи сумма “входного” НДС подлежала распределению исходя из пропорции, предусмотренной пунктом 4.1 статьи 170 НК РФ. Приняв во внимание составленный Предприятием расчет распределения “входного” НДС по удельному весу облагаемых и необлагаемых налогом операций (том дела 10, листы 2 – 3), суды признали недействительным решения Инспекция в части отказа в возмещении из бюджета 100 334 руб. 94 коп. НДС.

Кассационная инстанция считает, что обжалуемые судебные акты по рассматриваемому эпизоду подлежат отмене, а требования Предприятия – удовлетворению.

Исходя из положений статей 170, 171, 172 НК РФ, критерием, в соответствии с которым суммы НДС, включенные в цену приобретенных товаров (работ, услуг), налогоплательщик либо предъявляет к налоговому вычету, либо включает в состав расходов при исчислении налога на прибыль, является характер использования приобретенных товаров (работ, услуг), а именно: используются они для совершения операций, подлежащих обложению НДС, или для операций, не подлежащих обложению названным налогом (освобождаемых от налогообложения).

На основании пункта 2 статьи 171 и пункта 1 статьи 172 НК РФ суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении на территории Российской Федерации товаров (работ, услуг), подлежат вычетам в случае приобретения этих товаров (работ, услуг) для осуществления операций, облагаемых НДС, после их принятия на учет и при наличии счетов-фактур, выставленных продавцами.

В пункте 2 статьи 170 НК РФ перечислены случаи, когда суммы НДС, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), то есть не подлежат отнесению в состав налоговых вычетов в порядке, установленном статьями 171 и 172 НК РФ.

Приобретение товаров (работ, услуг), используемых для операций по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг), не подлежащих обложению НДС, Налоговый кодекс Российской Федерации относит к одному из таких случаев (подпункт 1 пункта 2 статьи 170 НК РФ).

В соответствии с подпунктом 16 пункта 3 статьи 149 НК РФ не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) на территории Российской Федерации операции по выполнению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

Таким образом, налог, предъявленный Предприятию по товарам (работ, услугам), приобретенным во исполнение обязательств по государственному контракту на выполнение опытно-конструкторской работы, то есть в целях осуществления операций, освобожденных от налогообложения на основании подпункта 16 пункта 3 статьи 149 НК РФ, подлежит учету в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 170 НК РФ.

Согласно пункту 4 статьи 170 НК РФ суммы НДС, предъявленные налогоплательщикам по товарам (работам, услугам), имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых, так и освобождаемых от налогообложения операций, принимаются к вычету, либо учитываются в их стоимости в той пропорции, в которой они используются для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), в порядке, установленном принятой налогоплательщиком учетной политикой для целей налогообложения, и с учетом особенностей, установленных пунктом 4.1 статьи 170 НК РФ. Указанная пропорция определяется исходя из стоимости отгруженных товаров (выполненных работ, оказанных услуг), переданных имущественных прав, операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождены от налогообложения), в общей стоимости отгруженных товаров (выполненных работ, оказанных услуг), переданных имущественных прав за налоговый период.

Суды пришли к выводу, что спорная сумма “входного” НДС предъявлена Предприятию поставщиками при приобретении товаров, которые использовались для осуществления не только операций, подлежащих обложению названным налогом, но и для совершения операций, не подлежащих обложению НДС (освобождаемых от налогообложения).

При этом, как указали суды, приобретенные продукты питания, по которым налогоплательщиком были заявлены вычеты, использованы для питания экипажа судна, обеспечивающего безопасную и безаварийную стоянку судна в целях проведения опытно-конструкторских работ, и сотрудника акционерного общества “Клинский институт охраны и условий труда”, который в рамках заключенного Предприятием с этой организацией договора участвовал в ходовых испытаниях при проведении специальной оценки условий труда.

Данное обстоятельство, по мнению судов, свидетельствует об участии атомного лихтеровоза-контейнеровоза “Севморпуть” в IV квартале 2015 года в операциях, облагаемых и необлагаемых НДС, поскольку услуги экипажа обеспечивали безопасную и безаварийную стоянку спорного судна в целях проведения работ по договору от 31.10.2014 N 5107/147К.

Между тем то обстоятельство, что для выполнения работ по техническому перевооружению и дооснащению судна для создания на его основе плавучей лаборатории требуется безопасная и безаварийная стоянка судна, само по себе не свидетельствует об использовании продуктов питания для осуществления операций, облагаемых и не облагаемых налогом.

Соглашаясь с позицией налогового органа, суды необоснованно не приняли во внимание, что в данном случае фактически приобретенные товары, по которым налогоплательщик претендует на налоговый вычет по НДС, не были использованы Предприятием и не использовались для выполнения опытно-конструкторских работ в рамках исполнения обязательств по государственному контракту, т.е. в операциях, которые не подлежат обложению НДС.

Из содержания обжалуемых судебных актов также не усматривается, что суды при рассмотрении дела установили факт участия членов экипажа судна и сотрудника акционерного общества “Клинский институт охраны и условий труда” в выполнении опытно-конструкторских работ.

Необоснованно отклонена судами и ссылка подателя жалобы на то, что в рамках договора от 30.09.2015 N 636/15 ООО “Интертех” поставило заявителю товарно-материальные ценности (СЗЧ), необходимые и использованные для ремонта электрического оборудования крана “KONE”, установленного на судне, с целью дальнейшего использования атомного лихтеровоза-контейнеровоза “Севморпуть” при оказании услуг морской перевозки груза.

Утверждение судов о том, что представленный Предприятием акт выполненных работ от 19.10.2015 N 19/15-1 к договору от 14.11.2014 N 639/14, заключенному с ООО “Промсервис”, свидетельствует о выполнении ремонтных работ крана “KONE” в IV квартале 2015 года, в период, когда спорное судно не использовалось в перевозке груза, кассационная инстанция считает неосновательным.

Судами оставлено без внимания, что ремонтные работы крана, оформленные актом сдачи-приемки от 19.10.2015 N 19/15-1, проводились ООО “Промсервис” по механической части, без использования товарно-материальных ценностей, полученных от ООО “Интертех” и предназначенных на случай проведения ремонтных работ электрического оборудования. Более того, представленные Предприятием документы также подтверждают, что товарно-материальные ценности приобретены у ООО “Интертех” в декабре 2015 года, использованы для технического обслуживания крана “KONE” в марте 2016 года. После передачи закупленных у ООО “Интертех” товарно-материальных ценностей (СЗЧ) на судно Предприятие заключило с публичным акционерным обществом “Софрахт” договор морской перевозки груза от 27.04.2016 N 190/16.

В ходе проверки Инспекция не добыла и в материалы дела не представила доказательства того, что спорные товарно-материальные ценности, предназначенные и использованные Предприятием в целях эксплуатации судна для осуществления морской перевозки груза – операций, реализация которых облагается НДС, связаны с выполняемыми налогоплательщиком опытно-конструкторскими работами. Данное обстоятельство также не следует из содержания обжалуемых судебных актов.

При таком положении у судов не имелось оснований для подтверждения законности оспариваемых решений Инспекции в части отказа в возмещении из бюджета 355 318 руб. 75 коп. НДС за IV квартал 2015 года.

В уточненной налоговой декларации за IV квартал 2015 года налогоплательщик также включил в состав налоговых вычетов 1 627 539 руб. 68 коп. НДС по счетам-фактурам, предъявленным по хозяйственным операциям, связанным с поставкой товара следующими контрагентами: ООО “НИПП Грин Стар Инструмент” (гамма-спектрометрический комплекс), ООО “ГК “Аспект безопасности” (рентгенотелевизионная установка), НПХ “УралСибпром” (машина универсальная электромеханическая испытательная), ООО “Инвест-Станко” (станок точильный шлифовальный), ООО “Планета” (пожарное имущество), ООО “Тара-51” (тара), ООО “Интеграл Лес” (пиломатериалы для сауны), ООО “Северный Партнер” (газосварочное оборудование и материалы), ООО ТК “Металлобаза “Северная” (цветной металлопрокат), ООО “Стрелец” (продовольственные товары).

По итогам проверки Инспекция признала неправомерным предъявление налогоплательщиком к вычету 1 168 166 руб. 61 коп. НДС по счетам-фактурам названных контрагентов ввиду того, что товары использованы Предприятием для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения). Как указал налоговый орган, предъявленные поставщиками товаров суммы НДС Предприятие обязано было распределить между облагаемыми и не облагаемыми налогом операциями в соответствии с пропорцией, указанной в пункте 4 статьи 170 НК РФ. Исходя из определенной пропорции, Инспекция посчитала, что Предприятие необоснованно заявило к вычету 1 168 166 руб. 61 коп. НДС, относящегося к освобожденным от налогообложения операциям.

Вышестоящий налоговый орган подтвердил право налогоплательщика на предъявление к вычету 116 151 руб. НДС на основании счета-фактуры, предъявленного ООО “НИПП Грин Стар Инструмент” по причине подтверждения использования гамма-спектрометрических комплексов в операциях, облагаемых НДС.

Суд первой инстанции признал необоснованным отказ Инспекции в предъявлении налогоплательщиком к вычету 25 739 руб. 19 коп. НДС по счету-фактуре, выставленному ООО “ТК “Металлобаза “Северная”, ввиду доказанности Предприятием факта использования приобретенных у данного поставщика товарно-материальных ценностей исключительно в деятельности, облагаемой НДС. Также суд первой инстанции с учетом представленного налоговым органом расчета распределения НДС по удельному весу между облагаемыми и необлагаемыми налогом операциями посчитал правомерным предъявление Предприятием к вычету 1835 руб. 93 коп. НДС по счету-фактуре, предъявленному ООО “Стрелец”.

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

В кассационной жалобе Предприятие настаивает на праве на принятие к вычету НДС по счетам-фактурам, выставленным ООО “Тара 51” (1190 руб.), ООО “Северный Партнер” (10 316 руб. 75 коп.), ООО “ГК “Аспект безопасности” (442 503 руб. 46 коп.), НПХ “УралСибпром” (350 910 руб.), ООО “Инвест-Станко” (124 923 руб. 96 коп.).

Подтверждая законность решений налогового органа в части отказа в возмещении НДС по взаимоотношениям с названными поставщиками, суды исходили из того, что в проверяемом периоде Предприятие выполняло опытно-конструкторские работы, которые не подлежат налогообложению в силу подпункта 16 пункта 3 статьи 149 НК РФ. Соответственно, по мнению судов, приобретенные заявителем товарно-материальные ценности использовались как для операций, облагаемых НДС, так и для операций, не облагаемых данным налогом. Более того, суды указали на недоказанность заявитель использования товаров только в деятельности, облагаемой НДС.

Между тем, как установлено судами и усматривается из материалов дела, у ООО “Северный Партнер” заявитель закупил оборудование и материалы, необходимые для ремонта и обслуживания оборудования ремонтно-дуговой сварки. Данные товарно-материальные ценности переданы по накладной на внутренне перемещение от 15.12.2015 на склад структурного подразделения “Отдел сварки”. По договору ООО “ГК “Аспект безопасности” в адрес Предприятия поставило рентгенотелевизионные установки для использования службы безопасности. Данные установки предназначены для осуществления контроля за прохождением лиц, размещены на контрольно-пропускном пункте здания заводоуправления. Более того, установки переданы в пользование войсковой части 3798. По счету-фактуре от 23.11.2015 N 1308 НПХ “УралСибпром” отгрузило Предприятию электромеханическую испытательную машину WDW-300, необходимую для использования в текущей деятельности отдела сварки. Эта машина предназначена для статических испытаний образцов металлов и сплавов, изделий из них (метизов и пр.) на растяжение, сжатие, изгиб, для определения параметров прочности образцов, изготовленных из различных материалов в соответствии с требованиями, указанными в стандартах для проведения испытаний. Приобретенный заявителем у ООО “Инвест-Станко” станок точильно-шлифовальный использовался в деятельности участка по обращению с радиоактивными отходами (РАО). На указанном участке хранятся отработанные ядерные отходы за различные периоды и разных атомных объектов. Согласно отчетам за октябрь – декабрь 2015 года участок по обращению с РАО осуществлял переработку отходов, образовавшихся в 2015 году, подготавливал теплоход для вывоза кассет с ОЯТ ОВЧ АПЛ (договор от 07.10.2015 N Т08-2/ИНФОЗ/223/15/659/15), услуги по долговременному хранению РАО в виде отработавших ЗРнИ (договор от 27.11.2015 N 798/15), вывоз отработанного ядерного топлива (договор от 30.10.2015 N 715/15). В соответствии с указанными договорами стоимость работ определена с учетом НДС.

В решениях Инспекции не отражено убедительных доказательств использования налогоплательщиков спорных товаров в деятельности, облагаемой и необлагаемой НДС.

В обжалуемых судебных актах суды также не привели ни одного мотивированного аргумента о том, что спорные товары в действительности были использованы Предприятием для выполнения работ в рамках исполнения обязательств по государственному контракту, т.е. в операциях, которые не подлежат обложению НДС.

Как выяснено судами и отражено в обжалуемых судебных актах, Предприятие “входной” НДС в сумме 43 856 руб. 11 коп. по приобретенным у ООО “Тара 51” товарам приняло к вычету в период принятия к учету товара (IV квартал 2015 года). Впоследствии, в I-IV кварталах 2016, IV квартале 2017, II квартале 2018 года, после передачи товарно-материальных ценностей в подразделения, участвующие в деятельности, необлагаемой НДС, Предприятие восстановило часть ранее принятого к вычету “входного” НДС, относящегося к использованию материалов в операциях, необлагаемых налогом.

Суды поддержали вывод Инспекции о необходимости распределения “входного” НДС в соответствии с пунктом 4 статьи 170 НК РФ в момент принятия товара к учету. При этом суды исходили из того, что часть товара была направлена Предприятием по накладной на внутренне перемещение от 24.12.2015 в структурное подразделение “Склад службы РБ” алв. Севморпуть.

Однако передача товара в указанное структурное подразделение сама по себе не свидетельствует о том, что у спорного поставщика Предприятием приобретены товары для выполнения работ по техническому перевооружению и дооснащению судна для создания на его основе плавучей лаборатории.

Налоговый орган не опроверг утверждение заявителя о том, что приобретенные товарно-материальные ценности предназначены для выполнения Предприятием задач по обеспечению безопасности ядерной установки, радиационного источника и пункта хранения, а также надлежащему обращению с ядерными материалами и радиоактивными веществами.

На основании изложенного кассационная инстанция считает, что у судов первой и апелляционной инстанций не имелось оснований для отказа в признании недействительными решений Инспекции в части отказа в возмещении из бюджета 929 844 руб. 17 коп. НДС.

В силу части 1 статьи 288 АПК РФ основаниями для изменения или отмены кассационным судом решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Учитывая, что при рассмотрении спора фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами, но при этом ими неправильно применены нормы материального права, кассационная инстанция полагает, что в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 АПК РФ решение от 06.05.2019 и постановление от 30.12.2019 подлежат изменению.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 2 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Мурманской области от 06.05.2019 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2019 по делу N А42-1548/2017 изменить, изложив абзац второй резолютивной части решения суда первой инстанции в следующей редакции:

“Признать недействительными как несоответствующие положениям Налогового кодекса Российской Федерации решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области от 29.08.2016 N 7, 8 в части отказа в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшения налога, заявленного к возмещению из бюджета, в размере 1 413 072 руб. 98 коп., обязав налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя”.

В остальной части обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

Добавить комментарий

Закрыть меню