Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 4 июня 2020 г. N 306-ЭС20-224 (2, 3, 5) по делу N А65-20265/2018 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил обособленный спор о включении требования в реестр требований кредиторов на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суды первой, апелляционной и кассационной инстанций должным образом не выяснили, был ли кредитор контролирующим должника лицом, имели ли кредитор и должник одного конечного бенефициара, а также суды не проверили имущественное положение должника в момент предоставления обеспечения по его обязательствам

Резолютивная часть определения объявлена 28.05.2020

Полный текст определения изготовлен 04.06.2020

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Разумова И.В.,

судей Корнелюк Е.С. и Самуйлова С.В., –

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы обществ с ограниченной ответственностью “Альфикс”, “Вектор-Строй”, “ИмИн”, “Крафт”, “Связьстрой”, “Спецтрансстроймаш”, Рыбченко В.Н. на определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.05.2019, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2019 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.12.2019 по делу N А65-20265/2018.

В заседании приняли участие Рыбченко В.Н., а также представители:

Федеральной налоговой службы – Степанов О.С. (по доверенности от 12.02.2020);

обществ с ограниченной ответственностью “Альфикс”, “Искра”, “Крафт”, “Поволжский институт проектирования”, “Трубкомплект” – Вафин А.Р. (по доверенностям от 24.04.2019, от 01.07.2019, от 08.05.2019, от 06.05.2019, от 11.01.2020);

общества с ограниченной ответственностью “ИмИн” – Акбаров Д.И. (по доверенности от 22.04.2019), Вафин А.Р. (по доверенности от 22.04.2020);

общества с ограниченной ответственностью “ТаграС-Нефтегазстрой” – Попов П.А. (по доверенности от 01.01.2020);

Рыбченко В.Н. – Мустафин Ф.М. (по доверенности от 15.07.2019).

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения Рыбченко В.Н., его представителя и представителей ФНС России, обществ с ограниченной ответственностью “Альфикс”, “ИмИн”, “Искра”, “Крафт”, “Поволжский институт проектирования”, “Трубкомплект”, поддержавших доводы кассационных жалоб, а также объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью “ТаграС-Нефтегазстрой”, просившего оставить обжалуемые судебные акты без изменения, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

общество с ограниченной ответственностью “ТаграС-Нефтегазстрой” (далее – общество) обратилось в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью “Учебно-производственный центр по дефектоскопии и сварке” (далее – центр, должник) 211 440 003 рублей 42 копеек – сумм, выплаченных обществом как поручителем кредитным организациям по обязательствам центра.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.05.2019 заявление общества признано обоснованным: в состав третьей очереди удовлетворения реестра требований кредиторов должника включена задолженность перед обществом в сумме 211 440 003 рубля 42 копейки (основной долг).

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2019 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 05.12.2019 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационных жалобах, поданных в Верховный Суд Российской Федерации, Федеральная налоговая служба, общества с ограниченной ответственностью “Альфикс”, “Вектор-Строй”, “ИмИн”, “Крафт”, “Связьстрой”, “Спецтрансстроймаш”, Рыбченко В.Н. просят отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 22.04.2020 кассационные жалобы переданы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий центром просит обжалуемые судебные акты отменить.

Общество в отзыве на кассационные жалобы (письменных пояснениях) просит определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа оставить без изменения, ссылаясь на то, что в данном случае отсутствуют правовые основания для понижения очередности удовлетворения его требования.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационных жалобах, отзывах на них, объяснениях Рыбченко В.Н. и явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия считает, что обжалуемые определение и постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, общество поручилось отвечать перед публичными акционерными обществами:

“РОСБАНК” (договор поручительства от 25.05.2017) – за надлежащее исполнение центром обязательств по соглашению от 06.12.2016 об открытии упомянутой кредитной организацией центру аккредитивов и (или) выдаче банковских гарантий центру как принципалу на сумму, не превышающую 200 000 000 рублей;

“Банк ВТБ” (договор поручительства от 03.11.2017) – за надлежащее исполнение центром обязательств по соглашению от 21.04.2014 о выдаче указанным банком банковских гарантий центру как принципалу с лимитом выдачи гарантий, равным 500 000 000 рублей;

“Акционерный коммерческий банк “АК БАРС” (договор поручительства от 07.02.2018) – за надлежащее исполнение центром обязательств по соглашению от 07.02.2018 о выдаче названной кредитной организацией банковских гарантий центру как принципалу с лимитом выдачи гарантий, равным 400 000 000 рублей.

Общество как поручитель произвело выплаты в пользу публичных акционерных обществ:

“РОСБАНК” – 60 392 269 рублей 80 копеек (платежные поручения от 03.09.2018 и от 14.09.2018);

“Банк ВТБ” – 2 497 083 рубля (платежное поручение от 22.11.2018);

“Акционерный коммерческий банк “АК БАРС” – 148 550 650 рублей 62 копейки (платежные поручения за период с 20.09.2018 по 14.11.2018).

Затем, сославшись на исполнение обязательств центра по соглашениям об открытии аккредитивов и выдаче банковских гарантий, заключенным центром с кредитными организациями, оно предъявило к включению в реестр требований кредиторов центра перечисленные банкам суммы.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что общество (кредитор) и центр (должник) являются аффилированными лицами.

Суды указали на то, что аффилированность не может явиться основанием для отказа в удовлетворении заявления общества о включении задолженности в реестр требований кредиторов центра, поскольку наличие корпоративных или иных связей объясняет мотивы совершения обеспечительных сделок. Суды пришли к выводу о том, что центр имел действующие контракты с крупными нефтедобывающими компаниями и компаниями, оказывающими услуги по транспортировке нефти и нефтепродуктов, (далее – компании) находился в стадии заключения с ними новых контрактов, по которым рассчитывал получить существенную прибыль. По отдельным контрактам компании (бенефициары) предъявили центру требование о предоставлении обеспечения в виде банковских гарантий. В свою очередь, кредитные организации согласились выдать центру банковские гарантии на условии предоставления обеспечения в их пользу по соглашениям о выдаче гарантий, в том числе на случай неисполнения центром регрессных требований гарантов. Поручительство направлено на достижение положительного эффекта от исполнения контрактов, заключенных центром с компаниями, оно выдано обществом как аффилированным с центром партнером в рамках обычной хозяйственной деятельности участников сложного комплекса экономических отношений, возникающих при размещении и исполнении крупных контрактов в транспортно-энергетической отрасли.

Сославшись на переход к обществу в порядке суброгации (статьи 365, 384 и 387 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)) всех прав, принадлежавших банкам, суды включили в реестр требований кредиторов центра 211 440 003 рубля 42 копейки – выплаченные поручителем суммы.

Между тем судами не учтено следующее.

Включая задолженность перед обществом в реестр требований кредиторов и относя ее к третьей очереди удовлетворения, суды исходили из экономической целесообразности выдачи обществом поручительства по обязательствам центра и стандартных требований кредитных организаций о предоставлении обеспечения по обязательствам, возникающим в банковской сфере, всеми аффилированными лицами.

Однако установленная судами целесообразность предоставления аффилированным обществом обеспечения по обязательствам центра и получившая широкое распространение на финансовом рынке практика получения кредитными организациями обеспечения от аффилированных с их клиентами лиц не предопределяют то, каким образом должен быть разрешен вопрос об очередности погашения суброгационных требований поручителя: наравне с требованиями независимых кредиторов или нет.

В Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (далее – обзор судебной практики), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29.01.2020, обобщены правовые подходы, применение которых позволяет сделать вывод о наличии или отсутствии оснований для понижения очередности (субординации) требования аффилированного с должником лица.

Согласно пункту 1 статьи 9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) при наличии любого из обстоятельств, указанных в этом пункте, считается, что должник находится в трудном экономическом положении (далее – имущественный кризис) и ему надлежит обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве.

Контролирующее лицо, которое пытается вернуть подконтрольное общество, пребывающее в состоянии имущественного кризиса, к нормальной предпринимательской деятельности посредством предоставления данному обществу финансирования (далее – компенсационное финансирование), в частности, путем заключения с независимым кредитором договора о предоставлении поручительства по обязательствам должника, т.е. избравшее модель поведения, отличную от предписанной Законом о банкротстве, принимает на себя все связанные с этим риски, в том числе на случай объективного банкротства. Данные риски не могут перекладываться на других кредиторов (пункт 1 статьи 2 ГК РФ). Поэтому суброгационные требования поручителя не могут конкурировать с требованиями независимых кредиторов – они подлежат удовлетворению после погашения требований, указанных в пункте 4 статьи 142 Закона о банкротстве, но приоритетно по отношению к требованиям лиц, получающих имущество должника по правилам пункта 1 статьи 148 Закона о банкротстве и пункта 8 статьи 63 ГК РФ (в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты) (пункты 3.1, 6.1 обзора судебной практики).

При этом неустраненные контролирующим лицом разумные сомнения относительно того, являлось ли предоставленное им финансирование компенсационным, толкуются в пользу независимых кредиторов (пункт 3.4 обзора судебной практики).

В том же положении, что и контролирующее лицо, находится кредитор, не обладающий контролем над должником, аффилированный с последним, предоставивший компенсационное финансирование под влиянием контролирующего должника лица. При этом в ситуации, когда аффилированные должник и кредитор имеют одного конечного бенефициара, предполагается, что, финансирование предоставлено по указанию контролирующего лица, пока не доказано иное (пункт 4 обзора судебной практики).

Таким образом, в соответствии с содержащимися в обзоре судебной практики разъяснениями, в том числе с учетом приведенных подходов о распределении бремени доказывания, судам следовало дополнительно установить:

являлось ли общество – кредитор контролирующим центр лицом;

если общество было аффилированным с центром лицом, не имеющим контроля над должником, выдало ли оно обеспечение под влиянием контролирующего центр лица;

каково было имущественное положение центра в момент заключения обеспечительных сделок по его обязательствам перед банками.

Неправильно определив предмет доказывания по спору, суды не установили указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для его правильного разрешения.

Так, констатировав аффилированность общества и центра, суды должным образом не выяснили, был ли кредитор контролирующим должника лицом, имели ли общество и центр одного конечного бенефициара. В этой части суды, по сути, ограничились изложением позиции независимых кредиторов, не сделав каких-либо собственных выводов относительно степени внутригруппового влияния одних лиц на других. Также суды не проверили имущественное положение центра в момент предоставления обеспечения по его обязательствам.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов независимых кредиторов должника, в связи с чем определение и постановления судов первой, апелляционной инстанций и округа следует отменить на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, направив обособленный спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

При новом рассмотрении спора суду надлежит исследовать внутригрупповые связи общества и центра, установить, при каких обстоятельствах предоставлялось обеспечение, являлось ли оно компенсационным финансированием, и исходя из этого определить очередность удовлетворения требований общества.

ОПРЕДЕЛИЛА:

определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.05.2019, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.09.2019 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.12.2019 по делу N А65-20265/2018 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Добавить комментарий

Закрыть меню